реклама

ПОЛИТ-НН.РУ
Google
 
2 Июля 2022г., Суббота

Нижегородский исламский манифест: вопросы от немусульманина


В июне текущего года издательство Нижегородского медресе "Махинур" Духовного управления мусульман Нижнего Новгорода и Нижегородской области (ДУМНО) опубликовало отдельной брошюрой документ под названием  "Манифест. Сценарии политического представительства уммы во властных кругах Российской Федерации и насущная необходимость единения мусульманского сообщества страны"

Выпуск российской религиозной организацией документа под политизированным названием "манифест" - явление очень нетипичное, а в религиозной истории Нижегородской области это произошло, определенно, впервые.

Речь в документе идет, прежде всего, о внутренних делах  исламской общины,  но мнение немусульманина по поводу Манифеста также, согласитесь, имеет право на существование, и выражение этого мнения нельзя трактовать как вмешательство во внутримусульманскую жизнь.  Да  и сам "жанр" манифеста предполагает, что те, кто его обнародовал, обращаются не к узкой общественной группе, а ко всем, кому он попадется на глаза.

В последнее время в серьезных СМИ все статьи, касающиеся российского ислама, модно облекать в высоконаучную форму, употреблять множество арабских терминов, непременно ссылаться на процессы, идущие в глобальном мусульманском сообществе и рассуждать о культурно-цивилизационных различиях. Но при разговоре о нижегородском исламском Манифесте хотелось бы  от всего этого абстрагироваться. Потому что после прочтения Манифеста возникают не богословско-доктринальные и культурологические вопросы, но вопросы, касающиеся самой что ни на есть бытовой нижегородской повседневности, сегодняшней и завтрашней.

Но вначале - несколько слов о том, что представляет из себя Духовное управление мусульман Н.Новгорода и Нижегородской области (ДУМНО) и кого оно представляет.

Клуб веселых мусульман

Клуб веселых мусульман - не шутка, а название мероприятия, которые Духовное управление мусульман Н.Новгорода и Нижегородской области неоднократно организовывало. Это своеобразная форма КВН, который проводит мусульманская молодежь, со всеми присущими этой игре вещами, только без хамства и пошлостей, которыми нас так регулярно одаривают телевизионные КВН-щики. Над названием, наверное, кто-то будет  иронизировать, но проведение КВМ - одно из ярких свидетельств того, как изменилась и расширилась деятельность Нижегородского мусульманского управления в последние три-четыре года. Жизнь в ДУМНО бьет ключом, постоянно проводятся публичные мероприятия, мероприятия для детей и молодежи, конференции, съезды, фестивали, при ДУМНО действуют две "исламские театральные студии", на праздники стали проводиться шествия мусульман под знаменами по центру города, издаются книги. В прошлом году, например, ДУМНО издало около полусотни книг - в Нижнем Новгороде найдутся вузы, которые  издали меньше.

На новый уровень поднялись в последние годы нижегородские мусульманские средства массовой информации - газета "Медина", журнал "Минарет". Широко известен динамичный и немедленно откликающийся на все общественно-политические события сайт ДУМНО в интернете.

ДУМНО стало играть ведущую роль и в светском татарском национальном движении. Председателем Региональной национально-культурной автономии татар Нижегородской области является мусульманский священнослужитель, заместитель председателя ДУМНО.

Три мечети в областном центре начинают не вмещать всех верующих. Ряды нижегородских мусульман пополняют прибывающие в область азербайджанцы, люди из центральноазиатских республик, с российского Кавказа. Объявлено о планах по строительству в Нижнем Новгороде еще двух мусульманских храмов: в Канавине (речь идет о возрождении мечети, закрытой в 1932 году) и в районе Нижегородской ярмарки (что также  стало бы новым рождением существовавшей ранее Ярмарочной мечети).

Важным показателем интенсификации мусульманской жизни в области стало то, что начался  процесс создания мечетей и в "неисламских" городах, где мусульманских храмов до революции 1917 года не было: на Бору, в Арзамасе, в Балахне.

Конечно, роль и место  мусульман в  Нижегородском регионе, где около 95 процентов населения составляют русские, не следует преувеличивать. В области около 60 действующих мечетей, в то время как протестантских общин разных деноминаций около 90, а православных приходов - 408.

Вряд ли количество "этнических мусульман" достигает в области 150 тыс. человек, как говорят об этом в ДУМНО - любая религиозная организация склонна преувеличивать численность своих последователей. По переписи населения 2002 года татар, составляющие основу нижегородского мусульманского населения,  насчитывалось в области около  50 тыс. человек (по переписи 1989 года их было 58 тысяч). Это 1,44 процента всего населения области. Представителей мусульманских народов Кавказа, которые так бросаются в глаза, в Нижегородской области, вопреки распространенному мнению, не так уж много. Конечно, азербайджанцев в области сейчас не 8 тысяч (такую цифру дает перепись 2002 года), много нелегальных мигрантов.  Но, по некоторым прикидкам автора данного материала, с учетом сведений государственных органов и нижегородских правозащитных организаций о количестве мигрантов и их национальной структуре,  в области, так или иначе, проживает  сейчас в общей сложности, включая татар, не более 85-90 тысяч людей, принадлежащих к этносам, для которых традиционной религией является ислам. Это при населении Нижегородской области, напомним, в 3,5 миллиона человек.

Но, разумеется, роль мусульманского фактора в Нижегородском регионе не следует и преуменьшать.  Хотя бы потому, что речь идет о татарах - одном из коренных народов области, и об устойчивой тенденции роста  в нашем регионе количества мусульман с Кавказа и из Центральной Азии, как бы эта тенденция кому-то ни не нравилось.

В отличие от ситуации с протестантами, межрелигиозные различия большинства населения области с  мусульманами  переплетаются с национальными различиями,  с фактором миграции из других регионов России и зарубежья людей с иным укладом жизни и менталитетом.

При этом Нижегородское Духовное управление мусульман и его лидеры играют в общественно-политической сфере более репрезентативную роль, чем Нижегородское епархиальное управление Русской Православной Церкви. В организации мусульманской жизни больше "парламентаризма", чем в православии. В отличие от православной епархии, главу которой верующие и местные священнослужители не выбирают, ДУМНО, как любое другое ДУМ, представляет собой добровольный координационный центр, своеобразный организационный клуб канонически независимых локальных мусульманских общин. Глава ДУМНО, в отличие, от епархиального архиерея, не может снимать и назначать местных имамов, перемещать их, "вызывать на ковер" и наказывать, "выводить за штат". Напротив, председатель Духовного управления мусульман является фигурой, по сути дела, избираемой этими локальными мусульманскими лидерами, он не может не представлять взглядов, господствующих в их среде и в среде рядовых верующих.

Напомним, что Умар-хазрат Идрисов, председатель ДУМНО, бессменно занимает данную должность с момента создания Нижегородского управления мусульман в 1993 году. За это время, кстати, сменилось два правящих архиерея Нижегородской епархии РПЦ МП. Значимо, что в Нижегородской области за 13 лет не было никаких внутримусульманских расколов, что имели место в других приволжских регионах. В Ульяновской области, например, одно время параллельно действовали аж четыре ДУМ, взаимоотношения между которыми не вполне соответствовали духу религиозной любви.

Значимость ДУМНО связана и с такой особенностью ислама, как отсутствие установки на разделение религиозной и светской сфер жизни, на "Церковь" и "мир", как в православии.  Если в православии выступление епархиального архиерея с откровенно политическими тезисами и оценками будет сочтено большинством верующих неуместным, то для ислама аналогичная ситуация является нормальной, как и, например, проведение политического собрания в мечети, что попросту невозможно в православном храме.

Словом, июньский Манифест ДУМНО - это документ, который нельзя оставить без внимания. О чем же в нем идет речь?

Конспирология

Тон Манифеста носит безапелляционный характер:

"Идеологи построения православно-теократического государства, так называемого "Пятого Рима", готовятся к  внедрению преподавания своей религии в школе, введению института церковных капелланов в армии, к полной клерикализации властных органов. В этом случае российских мусульман ждет поголовная христианизация, и было бы преступлением строить на этот счет радужные иллюзии…. Под предлогом восстановления исконной духовности русского народа в многонациональной Российской Федерации принят к исполнению негласный Проект церковизации чиновничества, СМИ, школы и вузов, армии, и всех прочих областей жизнедеятельности; на федеральном уровне разработчиками Проекта являются несколько человек из числа ультраконсервативного священничества РПЦ МП".

Достаточно ли считать основанием для вышеприведенных пассажей дискуссии о введении капелланов (не только православных, но и мусульманских) и дискуссии о введении предмета "Основы православной культуры" в школах? При том, что, скорее всего, судя по ходу этих дискуссий, курс ОПК будет введен - если будет введен вообще - в качестве факультатива,  с учетом национально-религиозного состава учащихся,  с особым порядком преподавания в "мусульманских" регионах России?

Неужели  серьезно кто-то думает, что нынешняя российская власть, при всех ее красочных особенностях, вынашивает планы "поголовной христианизации" мусульман?  Такого типа откровения напоминают рассуждения о тайном плане установления мусульманами в России халифата, об их якобы имеющих место мечтах о полумесяце над храмом Христа Спасителя или о "жидомасонском заговоре".

Из того же кармана - утверждение Манифеста, что в России параллельно проекту "церковизации" начался реализовываться и проект "унификации культур", то есть, надо понимать, видимо, русификации, превращения всех нерусских в русских.

"При реализации этого плана национальные республики представляют собой явную помеху, "бельмо на глазу". …Нынешняя ситуация отличается все более явным вектором на построение виртуальной "Святой Руси". В такой стране для "несвятой Адыгеи" или "несвятого Татарстана" просто не предусмотрено места. … Адыгея - пробный шар в ходе ликвидации республик с мусульманским населением", - гласит Манифест.

То есть ездил, ездил Путин в Татарстан и Башкирию, в сабантуях участвовал, тюбетейку на голову надевал, теплые слова говорил, но сам вынашивает коварные планы ликвидации Татарстана и Башкортостана. Берегитесь, мусульмане, вокруг вас одни враги, заговоры, измены и засады…

Все это, вроде бы, юмористично, но представьте себе: вот штудируют этот Манифест ребята из действующего под руководством ДУМНО Нижегородского общественного молодежного движения "НУР", в которое входят представители разных национальностей. Ребята молодые, горячие и, согласно мусульманским традициям, с уважением относящиеся к тому, чему учат их старшие, тем более, если это священнослужители, серьезные люди, которые манифесты пишут. Согласитесь, уже не смешно.

Мусульманам - эксклюзивные права?

Аксиомой для авторов Манифеста является то, что права мусульман в России ущемлены, что власть склонна относиться к ним как к "задвинутому аборигенному населению".  При этом Манифест предлагает мусульманам не столько бороться за равноправие в религиозной сфере, сколько  требовать особых политических прав, которых нет у представителей других религий:

"1. Квотирование за мусульманами мест в органах власти всех уровней с введением поста вице-президента, лимитированным /так в источнике - И.С./ за представителем уммы. …

2. Частичная легитимизация исламского права (шариата) в местах компактного проживания мусульман…".

По примеру авторов Манифеста оставим в стороне проблему соответствия  всего этого Конституции. Но с самой что ни на есть житейской точки зрения: а  почему это в России должен быть введен пост вице-президента мусульманина, а не, скажем, протестанта? Протестантских-то религиозных организаций в России зарегистрировано больше, чем мусульманских. И буддисты отчего обижены?

Чтобы никто не обвинял в нетолерантности к армянам и в свете известных событий, связанных со скинхэдами, стоит какой-нибудь госпост закрепить за верующим Армянской Апостольской Церкви. Есть также мнение, что закрепление какой-нибудь значимой государственной должности за иудеем будет эффективным ответом антисемитизму и ксенофобии, гарантией неповторения событий в синагоге на Большой Бронной. Несправедливым будет также  не дать поста старообрядцу. И так далее.

С "частичной легитимизацией шариата" тоже все понятно: строим государство в государстве, независимые от федеральных законов шариатские территории. В селе Абаимово Сергачского района в полном объеме действуют Уголовный, Гражданский, Семейный, Трудовой, Жилищный, Земельный кодексы РФ, Кодекс РФ об административных правонарушениях и т.д. В полутора километрах от Абаимова, в селе Пица  это все будет действовать частично, а на первом месте - шариат. В Салганах - общие, светские законы; в Уразовке - шариат. И будет всем счастье.

Православный? Не правитель…

Выступление ДУМНО за то, чтобы в общественно-политической жизни людей, исповедующих ислам, руководящую роль играли священнослужители, особого удивления не вызывает, это обычный клерикальный подход. Манифест возвещает: "Именно имам должен возглавлять и национальную автономию (национально-культурная компонента идет в качестве дополнения к религиозно-культурной!), и общественную инициативу, и политическую партию - в этом случае покровительство Всевышнего Аллаха будет на его стороне, даже если этот имам изначально не проявляет должного усердия". Хотя вспоминается, что, к примеру, православные священнослужители не говорят, что они должны возглавлять политические партии (даже такие, как Союз православных граждан) и культурные объединения.

Но более интересна трактовка Манифестом вопроса о том, как мусульманин должен относиться к руководителю-немусульманину:

"Пророк (с.а.в.) сказал…: "Повиноваться и послушаться правителю - обязанность каждого мусульманина в том, что ему нравится или не нравится, если это не противоречит Исламу" (аль-Бухари)… Кого же считать правителем в немусульманском обществе? С точки зрения шариата, даже самый справедливый правитель-немусульманин не может являться тем имамом, о подчинении которому говорилось в вышеприведенных хадисах. Но может ли вообще существовать такой правитель в немусульманском обществе?…Правитель, которого подразумевают хадисы Пророка (с.а.в.), в условиях немусульманского общества - это имам, религиозный лидер общины, потому что только его действия можно оценивать как соответствующие или противоречащие нормам шариата; к православному же царю или президенту эти нормы отнести совершенно невозможно".

Надо ли это понимать в том смысле, что для мусульманина "правитель"-немусульманин, к примеру, Президент, губернатор, глава района- это, по сравнению с имамом, некая второсортная фигура, чьи распоряжения, если имам скажет иначе, можно и не выполнять? А в отношении работодателей-немусульман, немусульман-руководителей правоохранительных, налоговых, таможенных и прочих государственных органов этот приоритет распоряжений имама для мусульманина тоже в силе?

ДУМНО - генератор исламофобии?

Российский ислам переживает сейчас, несмотря на возросшую интенсивность мусульманской жизни, нелегкое время. Исламофобия, о которой так часто упоминают руководители ДУМНО и Манифест, действительно, имеет место и в мире, и в России, и в Нижегородской области. Увы, в массовом сознании во многом сложился негативный образ ислама и мусульман как людей, склонных к насилию, фанатиков, людей нетерпимых, ненадежных, непредсказуемых, вечно чем-то недовольных, словом, не желающих жить спокойно и не дающих спокойно жить другим. Да, конечно, в этом виноваты  - любимая тема публицистов ДУМНО - и средства массовой информации, и иные политики, но, уж, разумеется, не они играют в распространении исламофобии первую скрипку.  Журналист или партийный деятель - это флюгер, который, желая  нравиться и быть полезным покупателю газеты или избирателю, озвучивает то, что уже есть в сознании или подсознании людей.

Стоит вспомнить этимологию слова исламофобия: "фобия" означает "страх", "боязнь". Ислама и мусульман боятся, и можно ли сказать, что для этого страха нет психологических, подчеркиваю, психологических оснований? Как ни печально, ислам сегодня серьезно дискредитирован известными всем шокирующими событиями и за рубежом, и в России.

Массовому сознанию, в силу его природы, очень трудно объяснить, что если очень много террористов объявляют себя мусульманами, это еще не означает, что их действия вытекают из природы ислама. Конечно, это несправедливо и неприятно, но российским исламским руководителям приходится учитывать данный фактор, доказывать, что ислам и мусульмане не несут никому угрозы, во всех взаимоотношениях с немусульманами руководствоваться принципом "не навреди".

И вот Манифест, да  не только эта брошюра - очень многие заявления руководителей ДУМНО в последние пару лет - разве они способствуют тому, чтобы ислама не боялись, чтобы мусульманам больше доверяли?

Напротив, в свете безапелляционных суждений Манифеста у многих возникнут новые страхи. Вот ДУМНО объявило о масштабных планах по созданию в Нижнем Новгороде Исламского культурного центра. А только ли культурная работа будет проводиться на его обширных площадях? Не станет ли этот центр центром вражды, обособления, местного сепаратизма? Манифест-то почитайте…

Исламский Банк выделяет 360 тысяч долларов на строительство Нижегородского исламского института  - а чему там будут учить в дополнение к Корану и Сунне? Тезисам из Манифеста о якобы существующем государственном проекте изничтожения мусульман? Сравнениям событий в Беслане с взятием Казани Иваном Грозным? Тому, что нет ничего плохого в том, чтобы  нелегально  уехать в Афганистан, воевать в рядах талибов, попасть в Гуантанамо - свободу бедным узникам Гуантанамо! - и не сметь за ними присматривать после их возвращения в Россию? Тому, что строительство памятника православному святому, князю Георгию Всеволодовичу - оскорбление чувств мусульман, да и Нижний Новгород-то основал вовсе не он, а мусульманин по имени Ибрагим? 

Очень опасно то, что одни, используя выражение Умберто Эко, "одержимцы" вызывают активизацию "одержимцев" с другой стороны. После того, как в официальных СМИ ДУМНО появились статьи против строительства памятника Георгию Всеволодовичу, в одной из которых высмеивался и рассказ православного жития святого о чуде, произошедшим с князем, три нижегородские общественные организации запланировали провести шествие протеста от нижегородского кремля к Соборной мечети.  Обсудили лозунги, которые будут написаны на транспарантах: "Мусульмане, руки прочь от православного святого!", "Мусульмане, оставьте нас в покое!", а также лозунги против нелегальной миграции с Кавказа и из Центральной Азии в Россию. Шествие, к счастью, проводить передумали, а может, кто-то мудро посоветовал передумать, да и организации эти маленькие, "неформальные". Но кто его знает, что бы произошло у мечети в планировавшуюся пятницу? А то, что организации несолидные, не может успокаивать. В России не раз бывало, что мобилизация "улицы" по поводу каких-либо событий происходила быстро. Кто мог подумать, что после бомбежек Белграда в Москве пройдут стотысячные, не организуемые никакой властью, демонстрации у американского посольства? Между прочим, в этих демонстрациях тоже был некоторый антимусульманский компонент: "Косовские исламисты православные храмы оскверняют, православных сербов режут, а их друзья америкосы православных сербов бомбят".

Поводы для оптимизма

Автор этого материала, несмотря ни на что, уверен, что Манифест (точнее его цитированные главы, потому что в документе говорится о многих других вещах -  объединении мусульманского сообщества в России, Совете улемов, исламском образовании) станет маргинальным эпизодом в истории нижегородского ислама.

Поводов для оптимизма два. Во-первых, руководители ДУМНО, а все они коренные жители Нижегородской области - это приличные, образованные и вменяемые люди. Господь уберег Нижегородскую область от тех исламских лидеров, которые есть в некоторых других, "отдельно взятых" регионах. От имамов и муфтиев, имеющих по нескольку судимостей; от имамов, не обремененных ни духовным, ни светским образованием; от деятелей, одобряющих уничтожение талибами буддистских памятников, выступающих за то, чтобы убрать из передачи "Спокойной ночи, малыши" нехаляльного Хрюшу, за снятие с православных храмов якорных крестов и т.п.

Умар-хазрат, Дамир-хазрат, Гаяз-хазрат не таковы. А если это так, то рано или поздно они отреагируют на позицию большинства нижегородских мусульман. Эта позиция, и это второй повод для оптимизма, разумеется, расходится с воинственными тезисами из июньского Манифеста. Вспомните своих знакомых татар, людей, с которыми мы ходили в одни детские садики, учились в одних учебных заведениях, работаем в одних офисах, живем на одних лестничных площадках. Нужна ли им война с православными, нужен ли добровольный апартеид?

Вряд ли станут опорой радикальных настроений в духе Манифеста, в массе своей, и мусульмане, прибывающие в Нижегородскую область из других регионов. Зачем им борьба, зачем религиозно-политические проблемы? И без них полно адаптационных трудностей на новом месте жительства.

Сигналы о том, что позиция ДУМНО для рядовых мусульман не во всем приемлема, уже поступили. Провалились два подряд политических проекта Нижегородского Духовного управления мусульман: объявленные замыслы создать нечто вроде "мусульманского блока" в Городской думе Нижнего Новгорода и в Законодательном собрании. Для этих блоков на выборах попросту не нашлось членов: чуткие потенциальные кандидаты в депутаты и прагматичные спонсоры поняли, что за блоки под флагом ДУМНО нижегородский избиратель-мусульманин, который должен бы привести эти объединения к победе, голосовать не будет.

Председатель Духовного управления мусульман высказывает к власти  конкретные претензии. Нельзя сказать, что все они беспочвенны. Конечно, выделение  50 тыс. рублей на поддержание Соборной мечети - памятника нижегородской архитектуры, это мало. Единовременное выделение 150 тыс. рублей на татарские культурные мероприятия - тоже, конечно, недостаточно, хотя Нижегородскому обществу мордовской (эрзянской и мокшанской) культуры "Ялгат" не  дали и этого. Да и вообще деньги на культуру власть в регионах России дает не щедро.

Если соответствуют действительности слова Умара-хазрата о том, что его  не пригласили на официальные мероприятия в Нижнем Новгороде, посвященные 9 мая и 12 июня, конечно же, его обида справедлива. Кстати, а пригласили ли представителей Нижегородского союза старообрядцев, Консультационного совета церквей евангельских христиан Нижегородской области?

Не только ДУМНО не нравится излишнее подчеркивание властью поддержки Русской Православной Церкви, превращение православных юбилеев в государственные мероприятия, где на первом плане, во всяком случае, в подаче СМИ, выступают не столько иерархи, сколько светские руководители.

Например, в дни одного из саровских торжеств Приволжский филиал Евразийского отделения Международной ассоциации международной свободы (МАРС), костяк которого составляют представители протестантских организаций, деликатно запустил по нижегородским телеканалам, на правах рекламы, необычный ролик. Ролик ничего не говорил о характере  участия власти в православном юбилее, но в нем  без комментариев озвучивались цитаты из 14 и 28 статей Конституции РФ о том, что "никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной", что каждому гарантируется  свобода совести, включая "право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой…".

Вместе с тем, факт, что православие занимает особое место в российской истории и культуре, что Русская Православная Церковь является в России  "церковью большинства" - это, как выражались  в советское время, "объективная реальность", которая не перестает быть таковой от того, что это для кого-то неприемлемо. То, что на территории Московского и Нижегородского кремлей стоят древние православные храмы, а мечетей, костелов, синагог, кирх и буддистских пагод нет - сложилось исторически.

"Равноудаленности властей от религиозных общин", о которой говорится в нижегородском мусульманском Манифесте, не получится, так же, как в Великобритании не получается "равноудаленности" от Англиканской Церкви, в Италии - от Римско-Католической Церкви, в Турции - от ислама, в Индии - от индуизма.

В заключение хотелось бы указать и авторам Манифеста ДУМНО, и журналистам его средств массовой информации на ошибку, которая так и сквозит во всех их выступлениях и статьях.  Для них  выражение "Русская Православная Церковь", "РПЦ" - синоним слов  "клир", "православные священнослужители", "церковная иерархия". Но это же не так. "Церковь", если брать не сакральный, а социологический аспект этого понятия, обозначает то же, что у мусульман слово "умма". Церковь - это верующий народ, это большинство русских, украинцев, белорусов, мордвы, чувашей, марийцев и иных народов России - не случайно до революции 1917 года употреблялось название  не "Русская", а "Российская Православная Церковь". Люди - члены Православной Церкви в России веками живут рядом и вместе с мусульманами и не помышляют об их "поголовной христианизации", которой пугает Манифест ДУМНО.

Игорь Симонов

Оригинал этого материала опубликован на ленте «АПН – Нижний Новгород».


12.07.2006

Контекст

Аналитика

В атмосфере абсолютной поддержки

В отчете Глеба Никитина упор был сделан на положительные моменты в жизни Нижегородской области.

Времени почти не осталось

Губернаторская кампания Никитина начнется на фоне вылета «Нижнего Новгорода» из РПЛ.

Тенденции

Неравноценная замена

Новые партнеры региона приходят с другими проектами, с другими сферами сотрудничества.

Уганда нам поможет

У нас найдутся союзники для того, чтобы производить неконкурентоспособную продукцию. Но это будет выживание, а не развитие.

Дискуссия

Близкий к власти банкир Андрей Тарасов переехал в Лондон

Предправления банка Центрокредит Андрей Тарасов в конце февраля спешно покинул Россию и переехал в Лондон, куда заранее перевез семью и перевел свой капитал.

Экология: без прорывов

Общероссийская общественная организация «Зеленый патруль» опубликовала Национальный экологический рейтинг регионов по итогам лета 2021 года.

Реклама



Документы

Письмо дольщиков ЖК «Сердце Нижнего» полпреду президента в ПФО Игорю Комарову

В ответ на просьбу полпреда сообщить что изменилось в их ситуации с ноября 2018 года дольщики направили ему письмо. «Полит-НН.Ру» приводит полный текст обращения.

Обращение дольщиков ЖК «Сердце Нижнего» к заместителю председателя Правительства России Виталию Мутко

 

Лукоморье

О нужном, полезном и праздничном

Как известно, Дед Мороз уже не тот. Но без подарков к Новому году не согласны остаться даже самые требовательные.

О решетках, смерти, луне и сиянии

Как известно, конец года – время мистическое. Много чего про будущее можно выведать, ежели смотреть умеючи.

 
Редакция:
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит-НН.ру обязательна. Все права защищены и охраняются законом. © Полит-НН.ру, 2005г.