реклама

ПОЛИТ-НН.РУ
Google
 
25 Ноября 2014г., Вторник

«Парад объединений»


Процесс укрупнения регионов принято считать частью политики действующего президента по укреплению вертикали власти. Создание самодостаточных регионов, которые бы развивали не только себя, но и Российскую Федерацию в целом стало важнейшим направлением деятельности нынешнего государственного руководства. Впору вбрасывать в массы новый лозунг: «К удвоению ВВП - через укрупнение регионов!».

Россия сплачивается и из года в год продолжает последовательно укреплять свою властную вертикаль. Проект глобален, масштабен и амбициозен, по своей сути. Будоражит умы, заставляет восторгаться одних и навевевать апокалипсические настроения другим. И кто знает, как оценят потуги нынешней государственной машины наши потомки, и какую Россию они получат в свои руки? Но, очевидно, что они получат другую Россию. По крайней мере, в другом административно-территориальном делении. Уж сколько Россию-матушку не резали за всю ее тысячелетнюю историю! Воистину, нет ничего более постоянного, чем перемены.

«Зуд объединения» - как нельзя более точная формулировка процесса укрупнения регионов, который стартовал на втором сроке президентства Владимира Путина. Следом за слиянием в единый Пермский край Коми-Пермяцкого автономного округа и Пермской области, Красноярский край поглощает Таймыр и Эвенкию. На очереди – рождение Камчатского края. Два будущих родителя - Камчатская область и Корякский автономный округ – 26-го мая торжественно подписали официальное обращение к президенту России об образовании нового субъекта. Дата 23 октября на календаре уже обведена как примерная дата плебисцита.

Карта России меняется на глазах, сначала объединяя регионы в округа, затем стирая со своего листа одни территории и обозначая новорожденные другие. То-то еще будет. «Укрупнение - не самоцель. Это дело доброй воли самих регионов», - примерно таким был смысл недавнего высказывания Владимира Путина. Добрая воля с мест дала о себе знать тут же.

Губернатор Иркутской области Борис Говорин 17 мая выступил за объединение Иркутской области, Усть-Ордынского Бурятского автономного округа и Республики Бурятии. По словам инициатора, «объединение индустриального, научного и энергетического потенциала Иркутской области и агропромышленного Бурятии и Усть-Ордынского округа создаст сбалансированный самодостаточный субъект Федерации».

Президент Бурятии Леонид Потапов пошел еще дальше, предложив слить сразу пять субъектов - Иркутскую область, Республику Бурятию, Усть-Ордынский и Агинский Бурятский автономные округа и Читинскую область со столицей новообразования в Улан-Удэ. Мягко скажем, нехилый такой будет регионец в 6 000 000 человек-то.

Претендентами на объединение также называются Ямало-Ненецкий, Ханты-Мансийский округа и Тюменская область. Велик выбор у Хабаровской области. Здесь - либо слияние с Амурской и Еврейской автономной областями (которая до 1991 года входила в состав края), либо с Магаданской областью, либо с Приморским краем.

«Объективным и обоснованным социально и экономически» назвал объединение Архангельской области и богатого нефтью Ненецкого автономного округа полпред президента в Северо-Западном федеральном округе Илья Клебанов.

На слуху и следующие варианты: Новгородская сливается с Псковской областью, Санкт-Петербург с Ленинградской, Брянская с Орловской, а также Алтайский край с Республикой Алтай. Правда, Кемеровский губернатор Аман Тулеев предложил объединить с Алтайским краем Кемеровскую и Томскую области. Идею объединения с Костромской областью отстаивает ярославский губернатор Анатолий Лисицын.

В общем, рожки да ножки останутся в недалеком будущем от 49 областей, 21 республики, 10 автономных округов, шести краев, двух городов федерального значения и одной автономной области. И не надо говорить о том, что камнем преткновения станут для действующей власти национальные республики. Захотят – договорятся. Цель, как известно, оправдывает средства. В обиду никого не дадут, если нужно сольют в более мягких формах, но и в то же время не будут, конечно, забывать, что зачастую на обиженных и воду возить можно.

По мнению министра по региональной политике Владимира Яковлева, объединять надо не менее 25 регионов, которые «явно не самодостаточны». Вице-спикер Госдумы Любовь Слиска говорит о 35-40 субъектах. Аналогичную цифру называет глава Совета Федерации Сергей Миронов. Председатель комитета Совета Федерации по делам федерации и региональной политике Александр Казаков считает, что количество регионов в нашей стране можно было бы сократить более чем в два раза. Еще дальше в своих выводах пошел депутат Госдумы Олег Шеин, который обращает внимание на то обстоятельство, что регионов-доноров у нас «где-то 15 территорий, и вряд ли будут объединять друг с другом нищих».

Пятнадцать – не пятнадцать, но исходя из экономической самодостаточности региона, 28-30 субъектов в России найти можно. Такой позиции, в частности, придерживается научно-исследовательская организация Совет по изучению производительных сил, подчеркивающая свою связь с Министерством экономического развития и торговли РФ и Российской академией наук. Согласно концепции Совета Россию предполагается поделить на 28 губерний.

К примеру, Москва и Московская область образуют Центральную губернию с центром в Москве. Северо-Западная объединяет Ленинградскую, Новгородскую, Калининградскую и Псковскую области с центром в Санкт-Петербурге. На южных границах создается обширная Северо-Кавказская губерния с центром в Ставрополе, в состав которой входят все республики Кавказа.

Исходя из вышеприведенных оценок, можно нарисовать примерную и окончательную картину «парада объединений», а именно порядка 30 зажиточных субъектов Федерации, каждый поглотивший по несколько своих порядком обнищавших и поизносившихся за время перестройки и годы перманентных реформ соседей.

По некоторым оценкам, только за 2004 год инвестиции в бюджет Коми-Пермяцкого автономного округа, который некогда занимал предпоследнее место в России по уровню доходов, увеличились в десятки раз. Очевидно, что это следствие объединения с гораздо более многочисленной и экономически развитой Пермской областью, входящую в десятку самых богатых российских регионов.

Отсюда очевидна и экономическая цель подобных преобразований: со временем снять нагрузку с федерального центра и переложить всю заботу о дотационных регионах на плечи их самодостаточных соседей. Например, Центр тратит немалые суммы на содержание таких регионов-реципиентов как Таймыр и Эвенкия, к тому же имеющих консолидированный бюджет с Красноярским краем. А зачем спрашивается, когда в результате объединения центр может существенно сэкономить свои средства на содержание этих территорий, а вся нагрузка ляжет на Красноярский край? Да и сам губернатор Хлопонин уверен, что после объединения трех территорий новорожденный субъект должен в разы увеличить свою инвестиционную привлекательность. Объединенный край призван стать прибыльным субъектом федерации, который не только о дотациях не мог и помыслить, но и к 2010 году был сам способен обеспечить многомиллиардные налоговые поступления в федеральный бюджет.

Иными словами, центральная власть таким образом снимает с себя еще одну обременительную задачу, а именно поддержку слаборазвитых территорий. Правда, регионы-доноры потихоньку начинают понимать всю сложность ситуации и в скором времени вынуждены будут столкнуться с главной проблемой – неизбежным снижением доходов консолидированного регионального бюджета. Объединяя свой бюджет с бюджетами автономных округов, регион-донор автоматически теряет право бороться за федеральные трансферты и остается один на один с некогда хилым соседом, превратившимся в вечную обузу.

Какова будет цена этого шага и насколько самодостаточность одного субъекта станет залогом процветания другого – вопрос будущего. Опыт пермяков позволяет говорить о правильности выбранного курса, по крайней мере, о его целесообразности. Разумеется, скорых результатов здесь ждать не стоит. И возможный положительный эффект объединения пока ничем не доказан, а лишь обещан. Но плюсов здесь, если честно, вообще только пальцы успевай загибать. Ликвидация параллельных структур власти, которые при объединении теряют всяческий смысл, уменьшение бюрократизации, ликвидация бессмысленного множества мелких территориальных образований, упрощение межбюджетных отношений, ускорение роста валового регионального продукта, начало реализации новых экономических проектов и повышение инвестиционной привлекательности регионов. А тут, глядишь, и мечты об удвоении ВВП ненароком сбудутся!

А что Нижегородская область спросите вы? С кем пойдем? В какой компании? Вышеназванный Совет по изучению производительных сил определил Нижегородскую область в Среднероссийскую губернию в компании с Республикой Мордовией и центром в Нижнем Новгороде. Однако наиболее обсуждаемым, а от того не менее спорным вариантом, среди политической элиты, является присоединение к Нижегородской области соседней Кировской.

В этом плане интересно проследить высказывания высших должностных лиц обоих областей за последний год. В июне 2004 года губернатор Кировской области Николай Шаклеин в интервью «Росбалту» назвал «проектами и фантазиями» все разговоры о возможном объединении Кировской и Нижегородской областей в один регион, при этом правда, отметив, что в Приволжском федеральном округе уже имеется положительный опыт слияния Коми-Пермяцкого автономного округа и Пермской области. «Однако не стоит забывать, что этот процесс еще не завершен, но, судя по задумке, данное укрупнение регионов принесет пользу обоим регионам» - сказал Шаклеин.

В июле 2004 в интервью «Независимой газете» на вопрос корреспондента о возможном присоединении Вятки к Нижегородской области Шаклеин отметил: «Неприятности надо переживать по мере их поступления. Думаю, в ближайшие год-два нас это объединение не постигнет, а дальше посмотрим. Если бы мы что-то определяли, можно было бы готовиться. А сейчас нет реального проекта. Есть предложения - одни, другие. Если эта проблема и встанет, то в будущем».

В апреле этого года свои предположения в интервью НТА высказал губернатор Нижегородской области Геннадий Ходырев: «Укрупнение регионов даст положительный эффект только в том случае, если от этого будет экономическая польза… Экономические возможности каждого региона при объединении необходимо использовать как можно с большей пользой». И далее: «Недавно мы отмечали 10-летие присоединения Сокольского района к Нижегородской области. Люди довольны тем, что район отошел к нам. У них появились дороги, газ и телевизионное вещание. В Кировской области с дорогами ситуация обстоит гораздо хуже, чем у нас».

В мае Шаклеин сделал очередное заявление, которое кировские СМИ восприняли как ответ на высказывания нижегородского губернатора. «Он (Ходырев - прим. авт.), как сосед знает, какие отрасли экономики у нас перспективны для успешного развития. Кстати, не слабое в регионе и машиностроение, и биотехнология, и сельское хозяйство гораздо более в лучшем состоянии, чем в Нижегородской области. Если судить по динамике их развития, у нас с учетом неиспользованных резервов перспектив больше. И не случайно Ходырев заметил, что экономические возможности при объединении будут использоваться как можно с большей пользой. Другой вопрос, для какой стороны?» И далее: «Мы вполне самодостаточны по всем позициям… А насчет укрупнения регионов скажу так: не вижу в этом ни необходимости, ни смысла. Объединяться с бедными не очень хочется. С богатыми - наивно полагать, что с нами будут делиться».

Считает ли кировский губернатор Нижегородскую область бедной, история умалчивает. Но то, что не считает шибко богатой для того, чтоб пасть перед ней ниц – явно.

Кстати, еще в прошлом году удмуртская газета «День» активно муссировала тему создания гиперрегиона на основе объединения Удмуртии, Кировской и Пермской областей. Тогда не одно информационное агентство и печатное СМИ распространили сообщение под заголовком «Удмуртия может войти в состав Пермского края» со словами: «Данное образование, скорее всего, дополнит Кировская область, которая по многим показателям характеризуется в ПФО как аутсайдер». Вместе с тем в интервью все тому же изданию в октябре 2004 главный федеральный инспектор по Удмуртии генерал Кобзев высказал свое мнение относительно перспектив создания в Поволжье подобного региона следующим образом: «Я не думаю, что Удмуртия может объединиться с Кировской областью: там и уровень жизни ниже, чем у нас, и мы сами вряд ли сможем усилить Кировскую область экономически».

Согласно же разработкам все того же Совета по изучению производительных сил, Кировская область входит в Волго-Вятскую губернию вместе с Республикой Марий Эл и Чувашией с центром в Кирове. Выглядит, конечно, впечатляюще, но уж чересчур фантастически. Впрочем, как бы не радовались вятичи такому исходу дела, отметим, что рисовать им фантастические картины далеко не в первой. Помнится, как в ходе избирательной кампании по выборам губернатора в 2003 году тогдашний председатель Заксобрания Кировской области Александр Стрельников взбудоражил общественность возможным переходом Кировской области из Приволжского округа в Северо-Западный. Все бросились подсчитывать увеличение трансфертов из федерального бюджета, возможность 15-процентной надбавки к зарплате бюджетников, рисовать амбициозные проекты, вроде создания железной дороги Архангельск - Сыктывкар – Пермь и т. д. и т. п. В общем, «Дорога на запад - путь к достатку», «Питер и Вятка - близнецы-братья», «В союзе с родиной российского Президента - столицей Северо-Западного округа - Вятку ждёт настоящий экономический прорыв».

Смех – смехом, но что же в сухом остатке? Судьба любого российского региона, и Нижегородского в том числе, как самостоятельного субъекта остается весьма туманной. Федеральная власть так и не огласила сколько-нибудь внятной и целостной концепции территориального переустройства России. Отсюда всевозможные догадки, слухи и домыслы, рождающиеся из-за нехватки достоверной информации и принимающие порой гиперболический характер. Вместе с тем, контуры «укрупненной» России прослеживаются уже сейчас, но проблема объединения регионов по-прежнему остается весьма непростой. Пока же при всех плюсах и минусах этой затеи очевидно одно: с фактическим назначением глав регионов, некогда выступавшими главными противниками перекройки существующих границ, федеральный Центр, по сути, превратил эту задачу из политической среды в чисто управленческую. Объединительный процесс в России только набирает обороты. Поэтому нас здесь ожидает не мало сюрпризов.


17.06.2005
Сергей Пименов




Контекст

Аналитика

Перенастройка перед выборами

Принятые Законодательным собранием решения сделают политическую жизнь в Нижегородской области еще более примитивной и унылой, чем она уже есть

Четыре года – не срок

Как-то так получилось, что отметить свою четвертую годовщину Сорокину практически нечем

Тенденции

Мутная вода пенсионных новаций

Суть пенсионной реформы - выжать как можно больше налогов с «белых» зарплат, а дать потом как можно меньше

Капремонт, о котором не знают

Смысл, цель, схема действия так и не были донесены до населения, которого это все коснется самым непосредственным образом

Дискуссия

Занимать стали меньше, но чаще

Компании стали более тщательно выбирать заемщиков и таким образом чистить свои кредитные портфели.

Краски: грамотный выбор

Вариантов множество и, прежде чем принять окончательное решение, необходимо все тщательно взвесить.

Реклама



Документы

Стенограмма прямой линии с президентом России В.Путиным

Ответы главы государства на вопросы граждан

Послание президента РФ Владимира Путина Федеральному Собранию

Глава государства 12 декабря 2013 года выступил перед гражданами и членами Совфеда

Лукоморье

О последней надежде

Как известно, пророчества в последние времена – не ахти. Мрачные какие-то и безысходные, с туманными намеками и загадочными вывертами

О бессмысленности правды

Как известно, Народ – он впечатлительный. На него то вспышки на солнце влияют, то лунное затмение, то сияние северное. И оттого Народ то вспыхнет, то затмится, то и вовсе его замкнет

 
Редакция:
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит-НН.ру обязательна. Все права защищены и охраняются законом. © Полит-НН.ру, 2005г.