реклама

ПОЛИТ-НН.РУ
Google
 
24 Октября 2019г., Четверг

Итоги единого дня голосования 2019. Тенденции и перспективы выборов в России


Сокращенная стенограмма публичной дискуссии эксперт-клуба ФоРГО 11сентября 2019 года.

Евгений Семенов к.п.н., руководитель Нижегородского филиала Фонда развития гражданского общества: «Здравствуйте, уважаемые коллеги. В публичном пространстве региона возобновляется экспертная активность. Без малого пятнадцать лет в Нижегородской области действовал «Нижегородский Эксперт-клуб». За это время участниками его дискуссий стали многие политики, представители власти, бизнесмены. общественные деятели и, конечно же, журналисты. 

В качестве экспертов в клубе постоянно работали известные нижегородские и столичные эксперты.

Основным принципом клуба был принцип делиберативности. Дискуссии были открытыми и, зачастую, острыми, но принцип взвешенной, объективной экспертной оценки соблюдался незыблемо.

«Нижегородский Эксперт-клуб» прервал свою работу в декабре 2018 года. Мы благодарим компанию «Медиа Страйк» за многолетнюю поддержку клуба и планируем не только сохранять традиции, но и развивать их дальше. Публичная экспертиза социально-политических процессов, деятельности органов власти и политических институтов очень важна. Независимую экспертизу нельзя недооценивать, она держит политиков в тонусе, обеспечивает обратную связь, возвращает к реальности. Это то, чем профессионально занимается Фонд развития гражданского общества, который я представляю, и мы планируем вывести работу клуба на новый качественный уровень.

Появление «Эксперт-клуба ФоРГО» стало возможным благодаря активности инициативной группы, в состав которой вошли члены Коллегии «Нижегородского Эксперт-клуба» Сергей Раков, Дмитрий Елькин, Владимир Лапырин. Заседания круглых столов будут проходить в  конгресс-залах «Sheraton Нижний Новгород Кремль». Информационными партнерами проекта выступят известные нижегородские информагентства – «НТА-Приволжье», «Нижний Сейчас», «АПН-НН», «НИА-НН», «Полит-НН. РУ», «Правда ПФО».

Тема нашей сегодняшней дискуссии: «Итоги единого дня голосования 2019. Тенденции и перспективы выборов в России» и мы предлагаем три вопроса к обсуждению:

1.  Определила ли прошедшая избирательная кампания основные тенденции будущих выборов и если да, то в чем они выражаются, и как будут развиваться? Можно ли говорить, что мы увидели в зеркале прошедших выборов выборы 2020 года в Городскую думу и выборы 2021 года в Законодательное собрание и Госдуму?

2. Можно ли говорить о единой повестке выборов для столиц и для регионов, в т.ч. о единой природе протеста? Почему  парламентские партии не находят себя в повестке протеста? Чем это грозит им в будущем?

3. Как можно определить содержание актуального электорального запроса и каковы перспективы его удовлетворения действующими политическими игроками?

Александр Прудник, ст. научный сотрудник «Института политической психологии». Что касается прошедших выборов, то самое интересное произошло в Москве. У нас два формата выборов были – московские и все остальные. Петербург хотя и позиционирует себя как столица, электорально он соответствует провинциальному формату выборов. Столичный формат демонстрирует Москва. Там есть одна особенность, она связанна с эффективной партийной структурой, которую на протяжении двухтысячных старались построить. Причем власть прилагала усилия в строительстве всех партий, не только правящей, но и оппозиционных. Политическая воля государства была четко сформулирована, но результат не получился. Партийная система у нас так и не сформировалась.

Эти выборы в Москве что показали? Там никто не хотел идти от «Единой России». Там все шли в качестве самовыдвиженцев. Говорили следующее: кандидаты от оппозиции и «провластные» кандидаты. То есть, по логике вещей, если бы функционировала партийная структура, было бы как? Произошла вообще удивительная вещь.  Получилось так, что там борьбу вели кандидаты от партий с так называемыми «провластными» кандидатами. То есть, беспартийными кандидатами, но от власти вообще. Этот формат демонстрирует то, что на самом деле партийная система, как часть политической системы, она у нас так и не сформировалась.

Затем есть еще один интересный момент. В связи с тем, что эти выборы показали, что хорошая организация при низкой явке обеспечивает желаемый результат, а во многих регионах ставка делалась именно на понижение явки. А это означает две вещи. Первое – низкая явка означает, что большая часть населения, около 70%, не участвует в политическом процессе, они не относятся к политическому классу. А во-вторых, такая форма организации, когда возможно достичь нужного результата с помощью организационных средств, а мы знаем, что, Кириенко, он просто гений именно по таким технологиям, приводит к тому, что у власти исчезает индикатор состояния общества. Во время таких выборов, непонятно какие настроения в обществе существуют, как вообще воспринимается власть. Индикатор не работает. Встает вопрос, какие индикаторы должны быть сформированы, чтобы власть получала адекватное представление? Евгений Евгеньевич сказал, что эксперт-клуб дает это. Такие формы общественной оценки и экспертизы, должны быть, если нет другой формы. Например, в формате ФоРГО. Потому что откуда-то власть должна получать достоверные, объективные результаты. Потому что, если оставаться только на формальной политической позиции, то получается, что представители «Единой России» во всех регионах одержали крупную победу, их кандидаты получили 60%, 70%, 80%. Это означает политическую поддержку власти со стороны общества? Эксперты понимают, что это не так, но им нужно власти объяснять, почему это не так, почему нельзя предаваться эйфории.

Есть еще одна особенность публичной политики. Сами партии уже не являются эффективным инструментом проявления общественных настроений. Получается так, что публичная политика уходит в совершенно иной формат. Как нам показали Москва и Петербург. Публичная политика уходит из партийного формата в формат прямых гражданских действий. Это единственный инструмент участия в публичной политике в руках общества. Только появление на улицах в акциях гражданских действий или гражданских неповиновений, привлекает внимание и общества и власти к существующим проблемам. Эта тенденция достаточно тревожная и власти необходимо формализовывать этот процесс. Прямые публичные политические действия населения необходимо включать в существующую политическую систему, чтобы каждый раз это не превращалось в проблему, конфликт, не превращалось в противостояние по линии общество-государство.

Что касается тенденций выборов. Прошедшие выборы, показав свою эффективность для власти, задали тенденцию. Да, именно так будут в ближайшее время по этому формату стараться выстраивать все выборы.

Евгений Семенов: А как именно так? Главные выборы, которые прошли сейчас – это все-таки выборы глав регионов. В 16 регионах победили представители власти. В прошлом году некоторые эксперты говорили о том, что ожидается каскадное падение «Единой России» и властных кандидатов. Говорили как о тенденции, но эта тенденция не реализовалась. Ваш взгляд, какая сегодня тенденция?

Александр Прудник: Тенденция этого года заключается в том, что главный фактор победы – это правильно подобранные соперники кандидату власти. То есть, не должно быть ни одного вменяемого, достойного соперника у главного представителя власти.

Евгений Семенов: То есть, Вы обвиняете другие партии в «договорняках»? Что значит не должно быть? Как можно приказать КПРФ, что у них не должно быть сильных кандидатов?

Александр Прудник: Зачем же приказывать? Надо договариваться. Сами понимаем, что если нет достойного оппонента, то и проблем нет. Эту технологию использовать будут и дальше. Еще вопрос: «Есть ли единая повестка»? Нет. Столица отдельно, страна отдельно. Это две разных кампании с двумя разными тенденциями и разными сигналами власти. Самая главная ситуация была в Москве. Именно на нее власть будет в первую очередь реагировать.

Электоральный запрос. Как показывают прошедшие выборы, электоральный запрос сейчас носит не политический, а психологический характер. То есть, запрос на сохранение устойчивости и стабильности. Власть будут поддерживать, прижимаясь к ней просто из опасения перед тем, что ситуация может стать хуже. Иногда существует заблуждение о том, что если ситуация благополучна, то тогда власть все поддержат, если нет, то не поддержат. На самом деле, когда ситуация начинает ухудшаться у простых людей никакой надежды другой, кроме как надежда на власть, нет. В обозримом будущем именно этот психологический феномен и будет определять результат выборов.

Евгений Семенов: Вчера в ФоРГО в Москве прошел круглый стол, на котором, в том числе, выступал Ваш коллега Федоров из ВЦИОМ. Он сказал, что существуют три болевые точки: низкие доходы населения, дефицит высокооплачиваемых рабочих мест и недоступность медицины. Ценность стабильности, я цитирую: «никуда не исчезла, но отошла на второй план». Сегодня запрос другой вырисовывается. Запрос формального плана на плюрализм, разнообразность, демократию»,  – это мнение ВЦИОМ.

Александр Прудник: Я не согласен с ним, я не увидел запроса на плюрализм.

Евгений Семенов: Очень хорошо. Для этого мы собрались, чтобы дискутировать.

Игорь Соловьев, к.п.н., Председатель правления АНО «Минин-Центр». Хочу сказать о московских выборах, мне удалось быть непосредственным наблюдателем и проанализировать эту ситуацию. Все, что происходит в Москве, сильно влияет на повестку федеральную, на принятие решений федерального уровня. Кроме этого, у нас традиционно Москва задает какие-то модели, которые приходят в провинцию. Поэтому я бы хотел начать с выводов по поводу московских выборов.

Во-первых, я считаю, что прошедшие в Москве выборы – это очень яркий показатель системного политического кризиса. Прежде всего, московской власти, но и федеральной власти, которая была причастна к этим процессам. Свидетельство этого кризиса заключается в том, что цена победы, которую одерживает партия власти, на сегодняшний момент очень высока. Это колоссальные ресурсы, ресурсы политические, административные, материальные. Если смотреть в будущее, то следующие выборы – выборы парламента и такие ресурсы вряд ли уже найдутся в масштабах страны.

В этой связи второй вывод, который можно сделать из московских выборов, заключается в том, что отказ от реальных выборов становится не только установкой партии власти, но и оппозиции. Московская ситуация показала эффективность непарламентских форм борьбы. Это, прежде всего, уличные протесты.

Во-вторых, это новые сетевые, интернет-формы объединения, активизации и аккумуляции этого протеста. Наконец, это новые политические союзы. В Москве происходили объединения, которые раньше были в принципе невозможны – «Яблоко» и КПРФ, Навальный и КПРФ, Навальный и «Яблоко».

Наконец, новым технологическим вариантом явилось «умное голосование», которое смогло по большинству округов аккумулировать протест.

Московские выборы можно разделить на несколько этапов. Первый – самый интересный и самый скрытый этап происходил в апреле-мае этого года, когда была установка, очень четкая установка на конкурентные выборы. В Москву были привлечены очень серьезные политтехнологи. Была установка на стратегию конкурентной борьбы, использование современных технологий. Модель, которая была в апреле-мае, должна была повторить кампанию Собянина 2015-2018 годов с некоей модификацией на специфику Московской городской думы. Эта установка в принципе могла сработать. Однако здесь пришли в противоречие два направления: технологическое и административное. В конце мая административная концепция победила. Технологические силы вычищались очень жестко из штабов. Была установка на применение административных методов, которые работали в провинции. Я считаю, что это была стратегическая ошибка, потому что в Москве было достаточно ресурсов, достаточно возможностей для проведения чистой, европейской кампании.

Начало июня – это начало второго этапа московской кампании. Это сбор подписей. Я считаю, что «Единая Россия» допустила достаточно важную ошибку – это самовыдвижение кандидатов. Попытка спрятаться за брендом независимых, ни к чему в конечном итоге не привела. У провластных кандидатов возникла очень серьезная проблема, о которой не думали. Это сбор 5000 подписей. Поверьте, что в Москве это сделать было очень сложно. Партия власти не собирала подписи никогда. Плюс изначально была проведена достаточно сложная технологическая работа по дискредитации сбора подписей. Сбор подписей стал проблемой для партии власти очень серьезной. Плюс к этому произошло еще одно событие – это дело Ивана Голунова. Недооценили мы значение этого дела. В частности, открытый публичный протест вызвал реакцию силового блока неадекватную, которая потом проявилась уже в подавлении уличных протестов конца июля и августа. Сбор подписей показал, что это очень серьезная проблема. Качество подписей было низким у всех, в том числе и у оппозиции.

Вторая стратегическая ошибка – это зачистка округов. 57 человек получили отказ в регистрации. Это каждый третий. То есть, чистка произошла не только оппозиционных кандидатов, но и по-настоящему независимых. Это дополнительный источник протеста. Если все суммировать, можно говорить о том, что кампания пошла по чисто административным методам, но в Москве это уже не сработало. Интерес к выборам в Москве активизировал политически активную часть общества. В округах произошла очень четкая поляризация. Представитель партии власти, который скрывался за вывеской самовыдвиженца, противостоял оппозиционеру, неважно какой окраски – представителя КПРФ, самовыдвиженецу, или представителю «Яблока». Это поляризация в конечном итоге была успешно конвертирована в «умное голосование». 20 депутатов московской городской думы сегодня представляют системную или несистемную оппозицию.

Если говорить о неких тенденциях, то московская ситуация показала то, что большие ресурсы неэффективны для партии власти. Им могут противостоять более эффективные и менее затратные методы борьбы. Москва показала, что протест можно аккумулировать в активные формы, и это возможно применить в провинции в той или иной степени. Все это спроецируется на ситуацию 2021 года. Борьба будет достаточно масштабной.

Евгений Семенов: Спасибо! Я думаю, что настало время нашим политикам вступить в дискуссию.

Владислав Егоров, зампред Законодательного Собрания, первый секретарь Комитета НРО КПРФ. Итоги выборов можно по-разному рассматривать. Но у нас с Вами есть нижегородский опыт. Совершенно понятно, что мы имели здесь такой же букет и комплекс технологий, который применялся по всей стране. Давайте наоборот наш нижегородский опыт экстраполировать на масштабы всей России, а не пытаться идти от общего к частному.

По явке, мы все понимаем, что эта явка, пусть даже притянутая за уши досрочным голосованием, голосованием на дому – 9%. К легитимности здесь серьезные вопросы. Низкая явка уже была запрограммирована. Во-первых, порога явки нет. Чем ниже явка, тем выше доля подконтрольного голосования. Под подконтрольным голосованием я понимаю, во-первых «досрочку», во-вторых, «надомников» и «привод», как мы говорим. Сетка бывает 2-х видов, как мы знаем уже теперь. Пример конкретный «сетки привода». 21 округ – воинская часть. Сам был свидетелем того, как там капитан и сотрудница части отмечали всех идущих на участок военнослужащих. «Досрочка» составила на 21 округе 1500 голосов, что означает 30,5% от всего числа проголосовавших.

Сколько раз уже говорили, что тема двойников должна быть как-то законодательно обуздана. Причем все двойники Кузиной – муниципальные служащие. Все эти Кузины, они все оказываются сотрудниками муниципальных учреждений. Тут все же все понимают – взрослые люди.

Не могу сказать еще одного – КОИБы. Тема вроде бы очень хорошая, полезная, но, оказывается в КОИБы у нас тоже можно вбрасывать. К сожалению, принято на Законодательном   собрании решение о том, что контроля над пересчетом КОИБов вручную мы не будем иметь на следующих выборах. Это очень печальная вещь. В прежней редакции закона было написано, что после голосования по жребию определяется не менее 5% участков, на которых КОИБы будут пересчитываться.

Кстати, что касается подавления оппозиционных кандидатов. Напомню, что Кузину все-таки уволили с работы, и другие были на нее попытки давления. Давайте посмотрим на ситуацию в Петербурге с несчастным человеком, по-другому его назвать не могу – Бортко, которого прекрасно знаю и понимаю, что его можно было довести до такого решения только какими-то иезуитскими, пыточными способами. Жуткая вещь совершенно.

Что касается кандидатов в губернаторы, еще раз говорю, масса примеров существует того, как власть мешает пройти через муниципальный фильтр. Конечно, все эти игры, связанные с так называемыми всенародными выборами губернатора – это игры. Если власть действительно хочет повысить уровень доверия населения не к себе, а к выборному процессу, то досрочное голосование необходимо отменять, потому что возможности его проконтролировать нет. Необходимо вносить по двойникам законодательные изменения, необходимо навести порядок с надомниками, потому что у нас 75% в сельской местности голосование на дому. Нужен контроль за КОИБами и, конечно, сетки.

Евгений Семенов: У меня к Вам вопрос: уровень ваших протестов и жалоб отличался в этом году от предыдущих выборов?

Владислав Егоров: Нет, такой же высокий.

Евгений Семенов: Я спрашиваю, потому, что был проведен анализ, в целом по стране, и это заявляют политики, и политические партии все они говорят о росте прозрачности выборов. Количество жалоб от наблюдателей политических партий и от самих политиков, кандидатов снижается.

Владислав Егоров: Жалоба жалобе рознь. Я Вам назвал нарушения, которые однозначно влияют на волеизъявление избирателей.

Михаил Рыхтик, д.п.н., профессор РАН, директор ИМОМИ ННГУ им. Н.И.Лобачевского. Я бы хотел обратить внимание на те тенденции, которые все отчетливее проявляются по итогам этих выборов, и, на мой взгляд, вызывают тревогу. Мы по-прежнему увлекаемся процедурными вопросами. Это показывает, что мы не совсем здоровы. Нас по-прежнему интересуют технологии, мы по-прежнему не удовлетворены теми нормами, которые регламентируют процедуру. Сколько лет нам еще нужно на то, чтобы процедура была совершенной? Она никогда не будет совершенной. Поскольку я занимаюсь международными отношениями, я могу сказать, что, не смотря на достаточно серьезные скандалы по выборам в США с итогами выборов. Все соглашаются, что система не совершенна, но прекрасно понимают, что придут следующие выборы, которые могут привести к изменениям, при той же самой несовершенной системе. То есть, совершенно другой характер дискуссии.

Меня настораживает, что власть по-прежнему оправдывается за то, что выборы прошли честно. Это доминирующая повестка дня. Значит, есть основания, что они могут пройти нечестно. Что тоже очень тревожно. Получается, что здесь мы не продвинулись практически ни на шаг.

И вторая тенденция, на которую я хотел бы обратить внимание, с учетом того, что происходит в мире. Опыт показывает, выиграть столицу, это не значит выиграть выборы. Трамп проиграл все крупные города, но выиграл в некрупных городах. Примерно такая же тенденция происходит и во Франции и в Германии. Есть, гипертрофированный интерес к тому, как голосует столица. В столицах происходят революции, а выборы выигрывают не столицы. Ошибка была в повышенном внимании к тому, что происходило в Санкт-Петербурге и Москве. Либо это технологический прием, либо это непрофессионализм, либо здесь какой-то умысел. В свое время было гипертрофированное внимание к программе реновации Москвы. Это вызывало дикое раздражение у остальных жителей страны. Ошибка СМИ политиков в том, что сфокусировали слишком большое внимание на Москву и Санкт-Петербург. Хотя характер претензий такой же, что и во Владивостоке, Хакасии, Нижнем Новгороде и Крыму. Это две тенденции, которые, на мой взгляд, показывают, что мы находимся в общемировом процессе, эти процессы интересны, но увлечение технологиями может нас, к сожалению, увести от смыслов. И тогда их поисками уже не имеет смысла заниматься. 

Станислав Прокопович, зам. cекретаря НРО «Единая Россия», депутат городской Думы Н. Новгорода. Я впервые на таком мероприятии и буду говорить языком скорее не политика, а исполнителя наказов. В целом результатами партия довольна. Это сказали все руководители партии. Это 60% по стране, и в целом, я имею в виду самовыдвиженцев,  более 70%. В Нижегородской области из 1300 мандатов – 85% «Единая Россия». Мне бы хотелось сказать, что этому предшествовало. Потому что здесь все говорят о том, что мы опять применили административный ресурс и прочее. Что произошло? Мы взяли курс на обновление партии. В связи с этим организовали серьезнейший проект, который называется «Политстартап». Мы молодежь вводили в очень серьезные обучающие модули, которые позволяли им становиться современными кандидатами с теми набором функций, знаний, которые необходимы современному кандидату. Потому что, при всем уважении к нашим коллегам из других партий, мы видим, что наши оппоненты не совсем ориентируются в вопросах управления. Поэтому мы взяли этот курс и начали его вести с февраля месяца. Затем мы плавно перешли в процедуру предварительного голосования, которая в том числе, предусматривает участие беспартийных. Процедура предварительного голосования по первой модели предусматривает непосредственно голосование избирателей, проживающих на этом округе. Люди смотрят на своего кандидата, на его программу, на то, как он работает. Только после этого наши кандидаты перешли в основную кампанию и провели более 200 встреч. Эти встречи были не кулуарными, они были во дворах, они были в коллективах, в производствах, на заводах, но в большей степени во дворах. Мы в этом году по минимуму использовали агитацию. Классика любой дворовой встречи примерно одинакова. Это протестная повестка, затем идет конструктивный диалог. Мы провели титанический труд в 2018-2019 годах и наши оппоненты знают.

Если говорить о нарушениях,  то я не хочу долго на них останавливаться, потому что это бесконечная дискуссия. Мы знаем поведение нашего оппонента Кузиной, которая от имени жителей расклеивала объявления о том, что единороссам здесь делать, есть и другие факты. Это полемика без начала и без конца. В целом могу сказать, что мы имеем очень серьезную систему подготовки наших кандидатов. Мы в течение всего года курируем партийные проекты, которых у нас 15. Это «безопасные дороги», это «формирование комфортной городской среды» и «новые школы», все перечислять не буду. За каждым проектом закреплен депутат. Для короткого примера. Я проанализировал работу наших коллег из других партий. Для сравнения: 3 депутата одной из партий в городской думе с 2015 по 2017 год провели встреч на троих меньше, чем я с 2017 года по 2019. В ЗС НО в 9 раз депутаты «Единой России» провели больше встреч. Как бы Вы не отнеслись к этой информации, но мы ежедневно работаем в полях. Мы в этом году еще более усилим эту работу, сконцентрируемся на подготовке к кампании 2020 и 2021. Поэтому, коллеги, прошу некоторые вопросы не вводить в полемику, что мы где-то договорились. Невменяемых конкурентов у нас нет, очень сильные позиции у ЛДПР. С ребятами приходится жестко оппонировать, готовность их очень высока. Но в целом, система в «Единой России» за 2018-2019 годы дала вот этот результат.

Евгений Семенов: Я хочу добавить, что политическая конкурентная борьба между основными парламентскими партиями будет обостряться. «Единая Россия» пошла несколько лет назад на уступки в некоторых округах отдельных регионов, в результате потеряла вообще эти регионы. Там выборы губернаторов выиграли кандидаты других партий. Политические лидеры «Единой России» говорят, что больше таких вещей не будет. «Единая Россия» сейчас не упала, а дальше она планирует переходить в наступление. Вы готовы, уважаемые коллеги, принять этот вызов, и если да, то чем Вы будете отвечать?

Алексей Круглов, координатор НРО партии ЛДПР. Скажу о Москве. Москва – это у нас вообще отдельное государство. Там свои пенсионеры, у которых свой курс жизни. Они со своими дотациями, надбавками и прочее. Я хотел бы немножко остановиться на выборах в Н. Новгороде. Я во многом согласен с Владиславом Ивановичем (Егоровым), потому что мы работали также в полях.

Знаете, что меня беспокоит лично? Всем ведь абсолютно все равно на волеизъявление народа. У народа сейчас апатия. Когда мы с людьми встречались, спрашивали их настрой, они говорили, что им в принципе не за кого голосовать. Люди не надеются ни на что. Это настораживает. Почему в европейских государствах существует ответственность у граждан? Там их заставляют ходить на выборы. Они находят время дойти до избирательных участков. Что касается нашей страны, наверное, на сегодняшний день так удобно.

То, что абсолютно низкая явка, да – это факт. То, что эти выборы делались «досрочкой», да – это факт. У нас наблюдатели ходили по избирательным участкам и мы видели, что  списки были составлены одной рукой. Более того у нас заявление подавали люди, которые умерли 9 месяцев назад. Это факты. Но эти списки подаются администрацией. Для нас это тоже проблема, это какой-то неконтролируемый процесс. Ну, а чтобы вообще интересно было, у нас не в помещении люди голосуют в Воскресенском районе. Думаете сколько людей пришло на избирательный участок!? Один! А всего проголосовало 36, из них 35 проголосовали дома. Это какой уровень выборов? Все мы не дети, все прекрасно понимаем. Так происходит везде. Например, процент людей, голосующих вне помещений: 97% - Воскресенский район на одном из участков, 78%, на другом 84%. Ардатовский район: 74%, 69%, 62%. Разумеется, что там прошли кандидаты от власти.

Как у нас будут проходить следующие, более крупные выборы? Знаете, на мой взгляд, сейчас репетировалась та схема, которая удобна. Я не буду называть это состояние агонией, но протестное голосование у народа есть. Мы сталкивались с тем, что когда народ приходит на участок и портит бюллетени.

Евгений Семенов: Статистика показывает невысокий уровень испорченных бюллетеней.

Алексей Круглов: Невысокий, но это имеет место быть. Я думаю, следующие выборы пройдут примерно по такой же схеме. Так будет, если не урегулировать на законодательном уровне досрочное голосование. Что касается КОИБов, есть федеральный закон, по которому нужно по жеребьевке 5 КОИБов проверять. Ребята, если мы говорим, что мы за честные выборы, вы проводите хотя бы контроль этих КОИБов в хаотичном порядке. Хоть в лотерею разыгрываете – по каким участкам проверить КОИбы. Это будет хотя бы справедливо. Я считаю, что КОИБы надо проверять в выборочном порядке, если мы хотим демократическое государство и чистоту выборов.

Евгений Сабашников, зампред cовета НРО партии «Справедливая Россия», депутат городской Думы Н. Новгорода. Я хочу начать с того, что в тех условиях, в которых проходили выборы, наша партия получила 13 депутатов по селам. Что касается выборов, они пошли по той же схеме, что и проходили раньше. Видимо в дальнейшем схема будет такая же. По 5 городским округам победил административный ресурс. Можно ли было провести других по этим округам? Наверное, теоретически можно. Но я по своему опыту могу рассказать, что мы накануне выборов беседовали с рядом нижегородцев. Их было 8 человек. Фигуры узнаваемые, которые могут выиграть выборы, имеют контакты с властными структурами, имеют финансовые возможности для ведения выборов. Никто не согласился выдвинуться в качестве сторонников партии. Хотя говорили, да, социал-демократия – это наша точка зрения, но выступать против власти в этих условиях дело бесперспективное, мы только потратим деньги, мы будем ломиться головой в закрытую дверь, результата не будет. Поэтому вопрос, который Вы ставите: «для «Единой России» это победа или поражение», я считаю, что это ни победа, ни поражение, а большая проблема. Потому что захватывать власть полностью дело бесперспективное. Это неграмотная, не умная политика. Я с печалью говорю о том, что происходит в Москве, что кандидаты от правящих кругов стесняются надеть на себя партийный значок «Единой России». Они выходят самовыдвиженцами. Это говорит о том, что «Единая Россия» проседает, прежде всего, ментально. Ее не воспринимают или воспринимают очень негативно. Тенденции идут, из столицы, они могут и к нам прийти, эти тенденции. Потом ведь, выборами дело не заканчивается. Я Вам приведу такой пример. Евгений Евгеньевич задает вопрос: «надо ли участвовать в протесте»? Я вообще сторонник парламентских форм ведения всякой политической работы. Меня 14 лет не было в Городской думе. Сегодня это другая дума, это придаток городской администрации, который выполняет те задачи, которые перед ней ставятся. Институт Председателя думы практически опущен до плинтуса.  Вот мы от фракции внесли 2 вопроса на заседание думы 18 сентября. Один вопрос, на наш взгляд, самый важный для нижегородцев на сегодня. Это перспективы строительства низконапорной плотины в Сормово. Нам говорят, что вопрос неактуальный, уже все прошло, уже деньги перераспределили. Если в Городской думе невозможно фракции внести в повестку дня вопрос, они же выталкивают нас куда? На улицу! Я не сторонник уличных манифестаций. Мы должны иметь возможность в думе реализовать свои полномочия, ведь за нами стоят избиратели. Если нарушаются права депутатов, нарушаются и права избирателей – граждан Нижнего Новгорода.

А тенденции, они понятны. В Московской городской думе произошла такая ситуация. Прошла оппозиция сильная. Не потому, что Москва голодает и там очень плохо, а наоборот, потому, что она живет сыто и люди хотят демократии.

Евгений Семенов: Экстраполируется, по-вашему, повестка столичная в повестку провинциальную?

Евгений Сабашников: В повестку провинциальную она обязательно в той или иной степени будет экстраполироваться. Если у партии власти хватит уразумения для того, что нужно вести уважительную политику с политическими силами, которые стоят рядом – это будет одна раскладка. Если раскладки этой не будет, то будет «умное голосование». Эта тенденция всеподавляющая, она найдет свое противодействие.

Сергей Раков, директор ИА «Нижний Сейчас», член правления АНО «Минин-Центр». Мы говорим о прошлом голосовании и смотрим в будущее. Я прогнозирую и призываю это пообсуждать, что политический новый сезон начнется практически в эти дни. Потому что все партии сейчас выдохнут, подведут итоги, политтехнологи съездят за рубеж на дорогие курорты. С октября в Нижнем, да и по всей стране новый политический сезон обновится. Впереди у нас самые ближайшие, самые понятные выборы в Городскую думу. Год пролетит быстро. Уроки, кадровые проблемы в партиях, я уверен, будут решены. Поэтому сезон начнется вот-вот.

Дальше: 70% не участвуют в выборах – это в области. А в городе не участвуют 90% избирателей. Их неучастие и есть политическая позиция. Это проблема общая власти в целом, и по большому счету, проблема идеологов администрации президента. Если явка на выборах будет находиться на таком уровне, репутации любой придет конец.

Если говорить о прошедших выборах, то борьба настоящая между кандидатами была только на 21 округе. Там поэтому и результат, отличающийся от других. Я не говорю о представителях партии власти, они на своем марше еще с мая, с праймериз, находятся, но все остальные были достаточно скромно представлены. Даже представители парламентских партий иногда были похожи на технических кандидатов, что тоже не совсем хорошо.

Хотел бы еще сказать о том, как ведет себя медиасообщество на этих выборах. Активные представители были вовлечены и воспринимали выборы оживленно. Последняя встряска медиапространства у нас была весной в Балахне, когда было что пообсуждать и обменяться аргументами. Я считаю, что на рубеже 2019-2020 годов расстановка сил в информационном пространстве конкретизируется и возрастет, потому что мы на пороге больших общегородских выборов. Не смотря на то, что Евгений Викторович говорит о тех тенденциях, которые происходят в Городской думе, я считаю, что шанс что-то поменять у парламентских партий и у самовыдвиженцев есть. Выборы в Москве этому отчасти дают основание верить. У нас в информагентстве «Нижний сейчас» есть такой проект, который мы начали в начале этого года, он называется «Дело депутата». Не буду вдаваться в подробности, но мы анализируем действующих депутатов, исходя из открытой, публичной информации, которая представлена, как правило, в СМИ. В принципе, на каждом округе включается некое расследование. Только небольшое количество городских депутатов работает на округе активно.

Андрей Дахин, д.ф.н., профессор РАНХиГС. Я начну с того, что как ни парадоксально, но все партии-участники довольны результатом. За исключением каких-то мелких конкретных ситуаций, какого-то сильного отката назад не видно. Я хотел бы напомнить два важных, с точки зрения определения тенденций, высказывания. Турчака и Жириновского. Я хочу подчеркнуть, что Турчак указал на Хабаровский край именно с тем самым подтекстом, что губернатор из другой партии мешал «Единой России» продвигать своих кандидатов. Жириновский про все остальные регионы сказал то же самое. Третий эпизод – это Москва и история с незарегистрированными кандидатами. Все вместе говорит об одной тревожной вещи, о том, что процесс регулирования политического рынка у нас отлажен и осмыслен плохо. Я сошлюсь на ситуацию электорального кризиса 2011-2012 года. Реакция власти была сдержанная. Был ряд решений, которые простимулировали политический рынок и административные, сдерживающие были приняты меры. Рынок регулируется мягкими и жесткими средствами. Нынешние выборы показали, что управление рынком, к сожалению, сваливается в жесткие методы. Это плохо. Надо понимать, что электоральный спрос – это система с двумя сообщающимися сосудами. Или это русло представителя демократии – выборы, или это русло протеста. Сегодня на выборах не происходит синхронизации и встречи спроса и предложения. Значит, мы имеем дело с каким-то отложенным спросом, который потом выливается в протестные акции.

С протестными акциями очень важная проблема. Дело в том, что протест может быть сигнальным. Сигнальный протест – это не так плохо. Когда административная система где-то не срабатывает, не улавливает сигнал, тогда есть последняя, запасная сигнальная ракета. И мы видим, что власть на это умеет реагировать. Проблема в другом. Есть протест «ломовой», который ставит целью взломать действующую систему. Они легко перемешиваются с рациональным сигнальным протестом. Они способны навязать свою повестку. Это проблема. И плюс – низкая явка, то есть, люди отключены от этого процесса. Как показали московские выборы, столица демонстрирует на сегодня отличие от регионов. Но она демонстрирует перспективу всех регионов на послезавтра. Потому что, если власти на местах не справляются с повседневной повесткой, а они не справляются. Привычная схема «мы ОМОН запустим», в столице срабатывает. А если это в региональном измерении, то уже будет сложнее использовать такой привычный механизм.

Вывод мой, в конечном счете, сводится к тому, что урок извлечь из этих выборов надо. Смысл урока состоит в том, чтобы не передавливать жесткие механизмы регулирования политического рынка. Кто-то из коллег уже сказал про договоренности. Использовано это было в негативном смысле. А я хочу сказать, что потенциал переговорного процесса, в принципе договороспособности у парламентских партий есть. Перенесите вы его внутрь парламента. Потому что альтернатива не очень хорошая. Это круги, связанные с сигнальными протестами, которые легко могут умельцы спихнуть в неконструктив.

Владимир Лапырин, медиа-эксперт. Мне кажется, что явка низкая, свидетельствует о жутком раздражении. Это раздражение и неверие в политику и политические партии у избирателя возрастает, и выражается оно как раз в явке. Это значит, что авторитет у самих партий падает. Это первое. И второй момент, что касается позиций избирателя, который следил или не следил регулярно за выборами. Итоги. Итоги в Петербурге, например. Эта договорная сторона дела, не важно, какой договор получился, добровольный или вынужденный, но она явна. То есть, игра в поддавки. Люди даже посмеиваются над этим вариантом, и это авторитета не прибавляет никому. Кроме того мне кажется, что как раз жесткость по отношению к тем людям, которые выражают свое мнение отражается на явке. Слишком много людей снято в той же Москве. Это сигнал для регионов. Я думаю, что надежда остается только на ломовые протесты, не на сигнальные.

Ну, и последнее, мне кажется, не учитывают политические партии то, что в процесс вовлекается молодежь. А молодежь не испугаешь полицейской дубинкой. Отсюда и вариант победы этих ломовых вариаций, в том числе и в Москве.

Евгений Семенов: Уважаемые коллеги, я благодарю всех за состоявшуюся дискуссию и тоже позволю себе сказать несколько слов, ответив на вопросы, которые я предложил в начале встречи. Начну с третьего вопроса. Содержание актуального электорального запроса раскалывается. Один запрос в столице, где высокое качество жизни, другой в провинции. Отсюда следующий вопрос: «можно ли говорить о единой повестке выборов?» На мой взгляд – пока нет. Протест в Москве мотивирован идеологическими, ценностными запросами. Протест в России возможен, но повестка этого протеста и его содержание будет другим. Он будет обусловлен социально-экономическими мотивами. Если появятся такие лидеры, которые смогут объединить эти две повестки, вот тогда это перевернет государство. А это самый главный вопрос. Обратите внимание, даже в нашей дискуссии никто из нас не вспомнил о государстве. Государство как субъект ушло с повестки дня. Но население в конечном итоге живет в государстве, поэтому отвечая на третий вопрос: «можно ли сегодня говорить о тенденциях?», скажу – и да, и нет. Сегодня аналитики ФоРГО говорят, что электоральное голосование качнулось в правое поле. Но совсем недавно было совершенно другое. Мы помним «Крымский консенсус», когда все парламентские партии и население поддержали решение по Крыму. Сейчас политический маятник качнулся вправо, будет ли он уходить дальше вправо, или начнет обратное движение, это вопрос, который сегодняшний год еще не определяет. Но этот вопрос, совершенно очевидно, должен быть определен к выборам в Государственную думу. У нас очень немного времени и это время мобилизации всех политических сил. А мы будем за этим процессом наблюдать. Поэтому спасибо всем и до новых встреч!


16.09.2019

Контекст

Аналитика

Политическая матрица Нижегородской области (1-15 октября 2019 года)

«Полит-НН.Ру» представляет вниманию читателей исследование «Политическая матрица Нижегородской области» за первую половину октября 2019 года.

Политическая матрица Нижегородской области (16-30 сентября 2019 года)

«Полит-НН.Ру» представляет вниманию читателей исследование «Политическая матрица Нижегородской области» за вторую половину сентября 2019 года.

Тенденции

Вице-премьерный показ: кураторов нацпроектов оценили по активности

Первое место в рейтинге занял глава Минфина Антон Силуанов, отвечающий за программы экономического развития

IT-кластер и Ильинская улица – вещи совместимые?

Редевелопмент, похоже, оказывается - тот же процесс точечного строительства «только в профиль».

Дискуссия

Халявная виза не помешает

Лучшая новость за сегодня: депутаты гордумы Нижнего Новгорода сами себе разрешили летать бизнес-классом и ездить в вагонах СВ за бюджетный счёт.

Спортивный интерес

Шепчут, что вчера был уволен со своего поста министр спорта Нижегородской области Сергей таймаут Панов.

Реклама



Документы

Письмо дольщиков ЖК «Сердце Нижнего» полпреду президента в ПФО Игорю Комарову

В ответ на просьбу полпреда сообщить что изменилось в их ситуации с ноября 2018 года дольщики направили ему письмо. «Полит-НН.Ру» приводит полный текст обращения.

Обращение дольщиков ЖК «Сердце Нижнего» к заместителю председателя Правительства России Виталию Мутко

 

Лукоморье

Просто Феникс. И совсем не из пепла

Американо-канадский фильм «Джокер» стал главным событием осени, а, возможно, и всего года.

О неизбежности неминуемого и постигнутом дзене

Как постигший дзен Пан-или-Пропал уже ничему не удивляется и ни на кого не сердится, лишь созерцает внутреннее безмолвие. Оно, кстати, намного приятней, чем то, что звучит на слушаниях да заседаниях.

 
Редакция:
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит-НН.ру обязательна. Все права защищены и охраняются законом. © Полит-НН.ру, 2005г.