реклама

ПОЛИТ-НН.РУ
Google
 
31 Октября 2020г., Суббота

Итоги выборов в городскую думу Нижнего Новгорода в 2020 году


Сокращенная стенограмма публичной дискуссии эксперт-клуба Нижегородского филиала ФоРГО, состоявшейся 16 сентября 2020 года.

Евгений Семёнов, модератор, к.п.н., руководитель Нижегородского филиала Фонда развития гражданского общества»: Добрый день, коллеги! Два месяца назад, когда мы встречались и обсуждали возможные сценарии выборов в Городскую думу, мы договорились встретиться еще раз и обсудить результаты выборов. Спасибо за то, что поддержали это предложение. Сегодня мы попробуем проанализировать результаты выборов и причины, которые их породили.

Однако перед тем как мы начнем наше обсуждение я кратко представлю вам оценки Единого дня голосования в России, которые вчера прозвучали на круглом столе  ФоРГО в Москве. По оценке федеральных экспертов, прозвучавшей в выступлении главы ФоРГО Константина Костина, прошедшие выборы выявили следующие тенденции:

1. Наблюдается прагматизация выборов. За последние 7 лет сложился т.н. «дефицит достижений». Губернаторы перестали быть результативными. Это негативно отражалось на социально-экономической повестке регионов. Федеральный центр стал менять подходы к системе гос. управления. Рядом с губернаторами-политиками появились губернаторы-управленцы (технократы). Сегодня это дает свои результаты и главным фактором победы губернаторов на выборах становятся их практические достижения.

2. Выборы показали, что "Единая Россия» взяла большинство во всех законодательных собраниях и сумела нарастить стартовый рейтинг в ходе кампании. Это позволяет сделать прогноз, что "Единая Россия" обладает стратегическими преимуществами и возьмет большинство на выборах в Госдуму в 2021 году, считает К. Костин.

3. Анализ хода и результатов кампании показал, что «Новые люди», «Зеленая альтернатива, «За правду», на выборах в Госдуму могут рассчитывать на победу только в одномандатных округах.

4. По мнению экспертов близких к Кремлю предвыборная и поствыборная ситуация показали, что протестная повестка не сложилась. "Умное голосование» абсолютно неэффективно. Оно строилось на том, чтобы отдать свой голос против "Единой России", но реальный KPI у него очень мал.

От себя добавлю, что наблюдение за ходом избирательной кампании показало, что существует обратный эффект от социальных медиа. ФБ закапсулировал протест и создал иллюзию реальной общественной поддержки оппозиционных кандидатов. На самом деле реальный, а не «фесбушный» электорат мобилизовать они не смогли.

Вот такие тезисы и мы можем приступить к дискуссии.

Сергей Кочеров, д.ф.н., профессор НФ НИУ ВШЭ: Явка в 15,62% показывает, что Городская дума не авторитетна и населению не интересна. Следовательно, рассматривать старт деятельности Городской думы в качестве «нового этапа парламентаризма в Н.Новгороде», как сказал губернатор, можно только в виде шутки. Низкая явка связана  с тем, что Гордума в последние годы проявила себя как орган совершенно не влияющий на жизнь нижегородцев. Как властный орган Городская дума в жизни Н.Новгорода не присутствует вообще. Депутаты принимают решения, которые, несомненно, оказывают какое-то влияние на жизнь нижегородцев, но сами нижегородцы этого никак не чувствуют. Зачем участвовать в выборе этого бесполезного, с точки зрения большинства, органа?

В Городскую думу вошли депутаты, которые не являются электорально значимыми в глазах нижегородцев. Это неяркие, не пользующиеся поддержкой личности. Это люди, которые широко известны в узких кругах.

Низкая явка связана еще и с низким уровнем привлечения административного ресурса, что было сделано сознательно. На уровне городских, и уж тем более, областных властей никто явку не накачивал. То есть, ресурс административный был, но он не использовался по двум причинам. Первая – нельзя напрягать внутренний ресурс дважды в течение года. Его и так перенапрягли во время голосования по поправкам. Еще его нужно будет напрягать через год во время выборов в Государственную думу – там будут серьезные выборы.

Вторая причина – почему я считаю, что губернатор сознательно лукавит, когда говорит о парламентаризме? Нужна ли губернатору серьезная, представительная, пользующаяся поддержкой жителей Городская дума? Не нужна! Помните, как он назначал Панова? На первых порах его в штыки принимали. Зачем ему самостоятельная, а стало быть, иногда ершистая, Городская дума? Губернатор ссылается на свою явку и свой процент избравших его нижегородцев, после чего спрашивает депутатов: а вы кто такие? Вас-то кто поддерживает?

Вот три причины: отсутствие должного авторитета, отсутствие интереса к выборам, отсутствие напряжения административного ресурса. Четвертая причина – это никакая (безликая) оппозиция в Нижнем Новгороде. Вы говорите про умное голосование, а с кем его проводить? Кто в нашем городе представляется интересным объектом для умного голосования? За кого пойдут и проголосуют? Кстати, Евгений Евгеньевич, я бы не стал отпевать умное голосование. Кое-где оно показало очень хороший результат. Люди Навального кое-где избрались, причем по центральным округам городов. Да, в регионах разная ситуация. Нижегородская область здесь абсолютно не в тренде. Во многих случаях были серьезные проблемы – снимали кандидатов. У нас тоже снимали, но и кандидаты соответствующие были.

Далее. Почему Памфилова заявила, что наблюдатели ведут себя крайне агрессивно? Это и есть показатель борьбы. Многих членов УИК просто хватали за руку. Есть съемки со вбросами и много чего интересного.

И последний момент, в свете того, что происходит в Беларуси, в свете того, что происходит с Навальным, говорить, что и через год у нас будет такое же доминирование Единой России на выборах в Госдуму я бы поостерегся. Более того, если Единая Россия так думает, значит она не готовится к тем трудностям, которые ее ожидают. Это будет реальная серьезная борьба. Здесь может повториться сценарий Беларуси, может закончиться Болотной и прочим.

Наш коллега Суханов написал, что низкая явка является показателем того, что в Нижнем все стабильно. То есть, люди, которые всем довольны на выборы не ходят. Но продолжая эту мысль, могу сказать, что показателем полной стабильности является отсутствие желающих идти на выборы.

Евгений Семёнов: Сергей Николаевич, у нас на то и Эксперт-клуб, чтобы наши мнения не совпадали. Я высказал точку зрения своих коллег, сославшись на вчерашнюю конференцию ФоРГО. Если Ваше мнение отличается, пожалуйста, аргументируйте, на основании чего Вы делаете свои выводы.

Уважаемые коллеги, напомню вам вопросы, которые мы сегодня вынесли на обсуждение. 1.Перспективы законодательной деятельности МСУ в контексте конституционных трансформаций 2020 года. 2. Власть, бизнес, общество: актуальный запрос на образ Городской думы. 3. Цели и мотивы участников избирательного процесса Нижегородских выборов 2020 года.

Андрей Вовк, политический обозреватель: Не буду впадать в анализ самих выборов, но давайте вспомним последние десять лет и как у нас воспринимали Городскую думу. Она себя стала дискредитировать с момента Булавинова-Сорокина. Мы видели думу бизнесменов, которая была полем битвы разных политических и финансовых кланов. Это не тайна, все это знают. В какой-то момент многие заявляли, что нам нужна новая дума, обновление, нужны общественники, дети, женщины и так далее. Дума должна быть менее политизирована. И вот к чему мы сейчас пришли. Если смотреть на нынешний состав думы и сравнить его с тем, что было за 10 лет, то сейчас у нас треть – женщины. Есть представители Общественной палаты, которые прошли путь от общественников до депутатов. Есть представители молодежи – Маше Самоделкиной 25 лет, Скоробогатовой тоже немного. Роман – колясочник, тоже новое лицо. Есть журналисты. Мы сейчас с Вами видим думу, в которой намного меньше представителей бизнеса, но почему-то общественности это опять не нравится. Говорят, что опять выбрали не ту думу. А какая нам тогда нужна дума?

Я пытаюсь анализировать и не понимаю, кого мы хотим выбрать? Мы теперь недовольны тем, что депутатов не знают. Раньше знали Булавинова, знали бизнесменов, нам это не нравилось, потому что они были слишком влиятельные. Сейчас мы частично не знаем людей, нам опять не нравится. Да, нынешняя дума менее политизирована, менее самостоятельна. Такой филиал городской Общественной палаты. Это не Амельченко, которому не нужно приходить на выборы и на заседания думы и быть депутатом. Они хотят себя зарекомендовать. Что же в этом плохого?

Что касается явки. Да, явка низкая, но это совершенно не значит, что дума не легитимна. Мы начинаем считать, сколько людей пришло и сколько кого поддерживает. Есть закон, по которому выборы прошли. Почему мы его сейчас начинаем обсуждать – непонятно. Если нам не нравится, то давайте через свои партии, через общественные движения поднимем этот вопрос. Пусть наши депутаты дойдут до Госдумы и вернут порог явки. Но это нормальный цивилизованный путь – путь, когда пришло немного человек, потому что все были на дачах. Мне кажется говорить, что это нелегитимно – это неконструктивно.

Говорят, когда низкая явка, когда ее сушат, она выгодна кандидатам от партии власти. Хорошо, кандидаты не от партии власти тоже выиграли. Но почему кандидаты от КПРФ, ЛДПР, Справедливой России, понимая, что явка будет низкая, не могут привести свои 1500 человек? За 5 лет работы на округе, он, что не может 1500 человек убедить в своей правоте? Это показывает слабость нашей оппозиции. Единственный неожиданный случай – на 26 округе Наталья Резонтова, за нее пришло проголосовать 1300 человек. Давайте признаемся себе, это не за Резонтову голоса. Это протестные голоса, которые, как я слышал, тоже были мотивированы определёнными оппозиционными силами, которых сняли с других округов. Они решили – давайте отомстим и проголосуем за Резонтову, которая может и не знала, что за нее идут строем голосовать.

Сергей Кочеров: Андрей, Вы различаете социальную легитимность и правовую легитимность? Или для Вас это одно и то же.

Андрей Вовк: Различаю.

Сергей Кочеров: Тогда о какой вы говорите?

Евгений Семёнов: Коллеги, мы еще будем возвращаться к легитимности, прошу Вас раскрывать содержание, которое вы вкладываете в это понятие.

Сергей Раков, директор ИА «Нижний Сейчас», член правления АНО «Минин-Центр»: Я согласен с Андреем Алексеевичем – выборы законные. То, что закон не нарушен, фиксируют все. И основная парламентская партия и другие партии и оппозиция. Вопрос закрыт.

Будет ли диалог у думы с населением города? Будет. Вопрос в качестве, конструктивности, в интересе.

Я бы вот какой аспект отметил. Выборы, которые мы наблюдали в прошлые выходные, ничего общего не имеют с конкуренцией политических идей и политических программ. Я не увидел, чтобы какой-то кандидат четко выдвинул свою программу. Что он идет в городскую думу с конкретной программой, что он ее будет 5 лет выполнять, и что за эти дела его надо поддержать.

Относительно сути выборов, вариант, который мы начали обсуждать еще весной, когда партия власти готовилась к праймериз. Тот сценарий, который прогнозировался и просматривался, он был выполнен почти идеально. Договорной матч между властью и партиями случился, но играла только власть, причем со своими партиями.

Если сравнивать с прошлой думой, то нынешняя дума выглядит даже демократичнее, чем прошлая. Вроде демократия – партия власти теряет свои позиции. Но по факту псевдодемократия, потому что, если посмотреть на выборы в Томске, у них Единая Россия получила 24%. Я не сторонник Навального, может быть он случайно приземлялся в Томске, но получились такие выборы.

Про нарушения. Они были, есть и будут. Это нормальный процесс, который сопровождает российские и международные выборы. С этим надо просто работать и наблюдателям и технологам.

Про новые технологии. По моему мнению, в прошлые выходные их не было, ничего революционного не произошло.

Про явку. Мы все говорим, что муниципальные выборы, когда мы выбираем депутатов Городской думы, это те депутаты, которые ближе всех к народу. Но получается, что такие выборы и депутаты народу не нужны. Я считаю, что (в этом) виновата власть, как следствие – первые лица региона и города. Люди не только на Беларусь и Башкирию смотрят. Если они видят, что власть в городе не так эффективна, как могла бы быть – такая реакция горожан. Полтора года назад президент подписал указ об эффективности деятельности власти, в частности губернаторов регионов. Я считаю, что для оценки эффективности деятельности власти надо добавить еще один критерий – уровень явки населения на местные выборы.

Андрей Дахин, д.ф.н., профессор РАНХиГС: Я оттолкнусь от последней мысли Сергея Викторовича. Хочу напомнить, что в стратегии развития России до 2024 года есть пункт, что нужно поднять уровень гражданской активности в обществе до 30%. Это важная планка, которая отражает президентское понимание того, как должно жить гражданское общество в России. Первым делом эту цифру мы соотносим с явкой на выборах. На мой взгляд, низкая явка это предмет внимательного анализа.

Первое – информационное, идейное пространство в России, это не вакуум. Оно перенасыщено ядовитыми и странными течениями, идеями, которые идут из ближнего зарубежья, отчасти из регионов и люди их слышат. Но ясного голоса, который бы указывал какие-то платформы для полемики с этими течениями, на выборах не прозвучало. Я согласен с тем, что, несмотря на одномандатные округа в выборах участвовали партии. Но партии не заявили своих идейных позиций. Это значит, что общественное мнение идет по принципу самотека. Для нас это черный ящик. 80% людей, которые вообще не пришли на выборы – это черный ящик и мы не знаем, что там.

На мой взгляд, важность повышения явки связана с тем, что для нас это гарантия понимания того, как действительно ориентируется общественное мнение в Нижнем Новгороде.

Во-вторых – это важная гарантия того, что действительно есть связь между представительным органом власти в городе и избирателями. Если эта связка есть, есть надежда, что избиратель будет прислушиваться к тому, что говорят его депутаты.

Вопрос о явке связан еще и с тем, как мы настраиваем публичное пространство с точки зрения приоритетов внимания у нижегородцев. При низкой явке дума выпадает из приоритета внимания.

Еще один момент, связанный с низкой явкой. Я хочу напомнить, что согласно поправкам к Конституции, которые были приняты, муниципальные органы власти являются частью единой системы публичной власти. Слово публичной я подчеркну двумя строчками. Это значит, что в процессе участвует еще и общество. Первая и простейшая форма участие – это, конечно, голосование. Мы сделали новый шаг на платформе новой Конституции по формированию публичной власти муниципального уровня. Этот первый шаг показывает, что стартовые условия очень низкие. Предстоит большая работа, чтобы сделать публичное крыло новой думы работоспособным. Сейчас получилось так, что все выборы сработали по принципу корпоративного отдела кадров – на работу принят, без шума и пыли. Для публичной власти этого мало.

С точки зрения политтехнологий, у нас сработал механизм связки общественного контроля во взаимодействии с официальными органами надзора. Важно подчеркнуть, что здесь исправление ситуации с помощью партнерства с государством. Ведь есть еще альтернативная философия общественного контроля, когда зафиксированное нарушение становится поводом для разжигания вражды с государством. Поэтому где делается ставка на партнерство с государством – это важная вещь, которую нужно развивать. Это Ситуационный центр, который проверял и перепроверял сообщения о нарушениях. Это тоже важная вещь, которая требует внимания и развития.

Что касается новых акторов, я согласен, что по составу, несмотря на то, что публичная компонента была слабая на этих выборах, но отдел кадров сработал хорошо. Социальный состав думы стал больше соответствовать социальной структуре населения. То, что произошла ротация партий это тоже хороший признак, что есть потенциал устойчивости у этой системы. Процент новизны соответствует моему представлению об устойчивом развитии многопартийной системы в регионах.

Евгений Семёнов: Коллеги, у нас в повестке стоит вопрос: «Новые технологии и социальные эффекты, которые они порождают». Я расскажу, что я имел ввиду, когда говорил о новых технологиях.

С 2018 года я, как руководитель Ситуационного центра, координирую работу общественных наблюдателей в регионе. Я знаю, как работают наблюдатели, в т.ч. партийные и наблюдатели независимые, вы их все знаете. Это традиционная модель и это очень хорошо, что такая модель действует. Задача наблюдателей состоит в том, чтобы подстраивать избирательный процесс под закон. Опыт, который есть у меня, позволяет оперировать статистическими данными. Я знаю, какое количество сообщений о нарушениях, от каких наблюдателей поступает.

Что мы наблюдали в этот раз? Наблюдатели от парламентской оппозиции, от несистемной оппозиции, которые всегда были лидерами сообщений о нарушениях, в этот раз померкли и ушли в тень. Лидерами в количестве сообщений о нарушениях стала партия «Новые люди». Они давали сообщений о нарушениях в три, четыре, пять раз больше чем представители штаба Навального в Н.Новгороде или представители Яблока.

Если раньше в среднем мы получали около 20 сообщений о нарушениях, то сейчас доходило до 80 сообщений о нарушениях от «Новых людей». Это были сообщения об одних и тех же нарушениях, часто незначительных, поступившие с разных участков. При этом сообщение о нарушении немедленно отправлялось в социальные сети, в мессенджеры, в телеграмм и репостилось по всем каналам.

В результате получается два эффекта. Во-первых, у обычного человека, который читает соц.сети возникает ощущение, что избирательный процесс – это тотальные нарушения. Второй эффект в том, что наблюдатели от этой партии очень агрессивно себя ведут по отношению к членам избирательных комиссий, требуя устранения нарушений. Они оказывают на членов комиссий серьезное психологическое давление, это типичный мобинг, они дестабилизируют психологическую обстановку на участке. Я вижу в этом технологии ведения информационно-психологической войны. Психологическое давление на членов комиссии, приводит к тому, что они в состоянии стресса начинают совершать ошибки, которые они никогда бы не совершили в спокойном состоянии. И сообщения о новых нарушениях вновь репостятся и мультиплицируются в открытых источниках.

Я вижу в их действиях одну функцию – дискредитация действующей избирательной системы. Но зачем же «Новым людям» с их бэкграундом, целями и задачами и с такими благородными родителями дискредитировать действующую систему? Наблюдая за этим, я прихожу к следующему выводу, это гипотеза и возможно, что я ошибаюсь. Что проект «Новые люди» выполнял задачу по жесткому тренингу (мастер-классу) избирательных комиссий в канун выборов в Госдуму. Погрузить избирательные комиссии в стрессовые ситуации и заставить их, наконец, учится работать в очень жестких условиях. Сейчас, когда их окунули в АД, они выйдут из него более готовыми к будущим выборам.

Вот что я имел, когда говорил о новых технологиях и социальных эффектах от них. Однако  если моя гипотеза верна, социальный-то эффект все равно остается – ощущение тотальных нарушений на выборах у обывателя уже сложилось. «Новые люди» уже делегитимировали выборы. Что с этим-то делать?

Сергей Мощенков,  политтехнолог: По-моему все достаточно просто. Те технологии, которые работали на «Новых людей», компенсируют таким образом, ожидаемый проигрыш. Надо было показать, что они не могли достичь результата, потому что здесь было столько нарушений, что просто кошмар какой-то. К технологиям это не имеет никакого отношения, надо было оправдать смету, которая была потрачена.

Евгений Семенов: Вы хотите сказать, что Э. Памфилова сделала заключение только по поводу Нижегородской области, не по всероссийскому опыту?

Сергей Мощенков: Если мы говорим о технологиях, о разнице кампаний, давайте разберем следующую историю. Кампания со списком и кампания без списка – это две принципиальные разницы. Когда идет кампания со списком, партия или политическая сила принимает ответственность за ту или иную территорию. В настоящий момент у нас получилось, что ни одна из политических сил не взяла ответственность за Нижний Новгород. Ответственность у нас лежит на губернаторе, видимо за это и заплатили. Это и было задачей. Технологически задача отработана великолепно. Результат получен – контрольный пакет есть, но вся ответственность теперь на губернаторе. За то, как отремонтировали улицы, как вывезли мусор и все остальное. Надо ли это губернатору с точки зрения развития политического образа? Я об этом не могу говорить.

Если говорить о легитимности, то вопрос в том, что для нас является ее мерилом? Вопрос нарушений или высокая явка? Нарушения, о которых сообщали «Новые люди», насколько они доведены с юридической точки зрения? Как только Вы обратите внимание, что данные нарушения не поступили даже в комиссии, мы их даже нарушениями не можем зафиксировать. Это просто бред воспаленных студентов в социальных сетях. Нужно это для того, чтобы показать «как мы хорошо потеем, когда работаем».

Что касается технологических решений, которые были реализованы на территории некоторых округов, я бы отметил гиперперсонализацию информационных потоков, сбор адресов по округам и привлечение таргетированной рекламы. То есть мы считываем адреса всех устройств, которые находятся на территории дома, показываем информацию о встрече с кандидатом, четко понимая, кто и где находится. В чем разница? Почему многие кампании получились открытыми или закрытыми? Почему маленькая явка? Маленькая явка, потому что не было информационного давления как такового. Давайте понимать, что избирательные технологии пересекаются с маркетингом. Чем больше у нас рекламы, тем больше мы продвигаем бренд. Рекламы было мало, партии не воевали публично. В общественном сознании выборы существовали у тех людей в голове, которые с этим соприкасались. Потому что нормальный человек в своей нормальной жизни о политике не думает.

Что касается технологических решений, я могу сказать, что отработка гиперперсонализации информационного потока для избирателя приводит к тому, что в настоящий момент, если партия или политический деятель хочет получать результат, у них должна быть своя целевая аудитория. Нужно целиться только в нее и расширять ее за счет проблем целевых аудиторий, которые есть.

Что касается проекта «Новые люди», который в моем представлении достаточно вовремя и искусственно создан в нашей стране, они выполняют определенную функцию – канализация той негативной повестки, которая есть. Эти выборы прошли достаточно спокойно. Но на нашу страну будет оказывать давление следующий фактор: в 2021 году будет важен не результат, а легитимность этого результата.

Виктор Лысов, политолог: Явка низкая, но стоит обратить внимание, что основная часть явки это досрочное голосование. Самая минимальная доля досрочного голосования на округе №26 – 44-45%. Самая большая – более 75% в округе №30, где победил, я думаю, будущий председатель городской думы Лавричев. Все показатели – 4000 голосов «за», это результат явки. Два округа с низкой долей досрочного голосования – 26-й и 25-й. 26-й округ это Резонтова, которая вовсе не Резонтова, а собирательный образ от Яблока. Это не совсем так. После того, как Яблоко потерпело неудачу в большем количестве своих кандидатов, они сконцентрировали свое внимание на нескольких округах. Это округ № 26 – Резонтова и округ №2 – там Стручалин, работник ГАЗа. При этом они работали интенсивно. Единственный их недостаток, на мой взгляд, они не выдвигали общегородскую повестку. Все сконцентрировались на округах. На это повлияло то, что их консультировал Кац со своими людьми их Москвы.

Что касается состава. Когда мы встречались в июле, мы говорили о постановке спектакля под названием выборы. Постановка закончилась успехом для постановщиков. Я вчера закончил обработку электоральной статистики. Меня интересовала зависимость между досрочным голосованием и результатом победителя. Это линейная модель. Коэффициент детерминации это квадрат корреляции – 0,53. 73% коэффициент корреляции, то есть, достаточно приемлемая модель, показывающая зависимость голосования досрочного на результат первого кандидата. Давайте посмотрим на 26 округ, чем объясняется Резонтова. Надо отсортировать результаты 14 УИКов по количеству досрочников и мы увидим, что около 45% комиссий дают результат в пользу Резонтовой. Это 9 комиссий. Добавление еще одной комиссии, где число досрочников 46% сразу перевешивает результат. Это иллюстрация того, о чем я говорил. Достаточно приемлемой зависимости голосования досрочников на результат первого кандидата.

Второе обстоятельство, о чем я могу сказать. Если посмотреть на число недействительных бюллетеней. Не только низкая явка, но и большой процент недействительных бюллетеней. Он выше, чем тот, который мы имели в 2010-2015 годах. Вот сидит победитель – Михаил Иванович (Рыхтик, победивший кандидат от КПРФ). На его округе 15% недействительных бюллетеней. Это означает, что люди портили бюллетени. И еще одно обстоятельство, на которое не обращают внимание. Если посмотреть на количество унесенных бюллетеней или утраченных, их по всем участкам 217. Есть один участок, где 110 пропавших бюллетеней и еще один, где 60. Я понимаю, 1-2-4, но чтобы 217 пропало! Причем в протоколах они никак не учитываются. Я думаю это тоже некая реакция на то, что творилось при регистрации. Здесь важно не только обращать внимание на то, какой состав мы имеем. Надо обращать внимание на то, как это достигнуто. Снимали за не тот цвет носков, далее суды. Группа Лазарева целиком была удалена, яблочники. Важно то, что недействительные бюллетени, унесенные бюллетени и конечно низкая явка – факторы недовольства. И эта проблема решена с помощью досрочного голосования от 44 до 75%. Такого никогда не было.

Появление «Новых людей», это не результат проекта, это результат запроса на появление новых акторов. Очевидно, что это проект администрации президента. А вот какие задачи они будут решать, фрустрировать работу членов избирательной комиссии либо это некая репетиция. Да это хороший проект, в который ввалена куча денег, о чем говорит изобилие наружной рекламы. Также как это было в 2015 году от «Коммунистов России».

Не новым, а наиболее проявившим себя актором в этом процессе является региональная власть. В лице исполнительной власти во главе с губернатором. Согласен, что вся ответственность теперь на нем. Но проблема не в этом. На самом деле большинству людей глубоко наплевать на эту ответственность. Просто потому, что они никак не связывают свою деятельность или желания, запросы и настроения с деятельностью Городской думы. Это, кстати, успешный результат деятельности по дискредитации представительного органа в течение нескольких последних лет. И партийный состав, и женщины и дети в составе городской думы ни о чем не говорят. Потому что прежний состав думы утратил все функции представительного органа. И остается главная функция, как говорил в июле Денис Борисович – законодательная функция. Она так и останется, потому что по закону нужно голосовать. Бюджет, вопросы перераспределения собственности, еще что-то, но больше ничего. Самая интересная функция дискуссионная. В этом составе думы ее тоже не будет. Диалога тоже не будет в результате того, что этот состав просто не приспособлен ни для какого диалога. С помощью процедур недопуска нужных кандидатов. Все заботились об активном избирательном праве, а ликвидировано пассивное избирательное право – право быть избранным. Представительная функция тоже исчезла.

Сергей Мощенков: Небольшая ремарка. Людей регистрировали, но когда люди нарушают закон – их снимают. У Лазарева были фактические нарушения закона. Любой юрист, который занимается избирательным правом, вам это абсолютно конкретно объяснит.

Виктор Лысов: Спасибо, но я знаю, что люди, которые не меньше нарушали закон остались в составе и в списке.

Сергей Мощенков: У нас есть практика – имеете лучшего юриста, идете и договариваетесь. И решаете все вопросы. Вопрос вот в чем. Вот вы играете во дворе в футбол и у вас все получается, а потом идете играть против «Реал Мадрид». Большое поле, матч 45 минут и все остальное. Кто сказал, что Вас будут жалеть? Никто никого жалеть не будет. Когда ты со стороны оппозиции играешь с партией власти, ты должен перестраховываться 120 тысяч раз. А когда ты думаешь, что с помощью хорошего поста в фейсбуке поднимешь власть, людей и все остальное – ты не поднимешь никогда. Я обладаю опытом работы и с этой и с другой стороны. Я знаю, что пренебрежение юридическими остановками в момент проведения кампании, особенно, когда ты претендуешь на результат – это самая основная ошибка, которая есть. Я абсолютно уверен в том, что люди, которые реализовывали проект Лазареву, там было 4-5 человек в группе. Я не смотрел кампанию, но могу сказать точно, что ни один электоральный юрист, если бы он у Лазарева работал, никогда бы не пропустил материалы, которые хоть каким-то образом касаются авторского права. Когда ты выходишь играть, ты должен знать правила, а когда ты играешь против власти, ты должен соблюдать эти правила неукоснительно.

Сергей Кочеров: коллеги повторили мысль о том, что губернатор берет на себя ответственность за все, что происходит в городе. Извините, это вы приговорили его к ответственности, сам губернатор ответственность разделять не будет. У него есть громоотвод в виде мэра, в виде Городской думы. Если что-то пойдет не так, он просто заменит мэра.

Сергей Мощенков: Если в городе отсутствует публичная личность, которая принимает на себя ответственность за все, что происходит в городе, то все упирается в того человека, которого все знают. Перегорела лампочка в подъезде – кто виноват? Президент! Здесь во всем виноват Никитин, давайте напишем ему в Инстаграмм.

Михаил Рыхтик, д.п.н., профессор РАН, директор ИМОМИ ННГУ им. Н.И.Лобачевского: Действительно, большое количество недействительных бюллетеней позволяет нам говорить о том, что процедура голосования (досрочная) очень несовершенна. Когда мы говорим, что органы госвласти имеют очень низкий уровень доверия населения и отсюда, как следствие, низкая явка, это в т.ч. сумбур трехдневного голосования. В трехдневном голосовании я пока вижу больше недостатков, как человек, который принимал непосредственное участие в выборах.

Особенности нашей избирательной системы в том, что у нас роль избирателя принижается, а роль судебных институтов и избирательных комиссий возрастает. Роль избирателя невысока и отсюда результат явки.

Второй тезис в том, что самовыдвиженцы не сработали и потому, что они неяркие люди. Коллеги, мы с вами всегда критикуем партийную систему, а здесь мы увидели – партийная система сработала. Партийный ресурс оказывается необходим. Хоронить существующую партийную систему пока еще рано.

Третий тезис: роль университетов в современном избирательном процессе. Томск, Новосибирск дали совершенно отличные от общероссийских результаты. То как выглядят кампании в этих городах, показывает, что в обществе изменения начались. И дискуссию лучше проводить в представительных органах власти, чем на улицах. Я бы не хоронил Городскую думу. Мы наблюдали, как деградировал институт Городской думы в предыдущие годы и теперь на основании этого даем пессимистичные оценки. Давайте посмотрим, а потом дадим оценки.

Александр Прудник, ст.научный сотрудник «Института политической психологии»: Нынешние выборы показали, что современная политическая конструкция – устойчива и работает эффективно. Поэтому никакие катастрофические сценарии, о которых говорили, они реализованы не были.

Далее: В Н.Новгороде  «умное голосование» провалилось полностью. Потому что и они и т.н. новые политические силы сделали ставку на использование соцсетей. Там была одна принципиальная ошибка: шла агитация «за» или «против», но не было агитации за явку. Пользователи соцсетей на выборы не пошли  и не ходят. Тот, кто эту ошибку преодолеет. Тот преподнесет в будущем сюрприз.

Все справедливо отмечали, что не было никакой кампании по мобилизации явки, а вот кампания по мобилизации предварительного голосования была. Именно она и сработала.

Затем, очень интересный момент – какую функцию играли наблюдатели, которые создавали «вирусную волну» недоверия к результатам, о чем сказал Евгений Евгеньевич. Я считаю, что это был натурный эксперимент, под будущие выборы, где легитимность будет очень важна и обрушить ее можно будет, устроив мощную волну недоверия к результатам и используя это начать публичные протестные действия. Это один вариант и тогда сейчас эта технология проходила обкатку. Второй вариант это проверка эффективности технологии, если ее кто-то применит. Сейчас результаты анализируются. В первом случае изучается, то, как можно противодействовать, а во втором как можно применять.

Сергей Мощенков: Оппозиция и Новые люди вели кампанию в Фейсбуке, а у нас вся аудитория Фейсбука в Нижегородской области – сто тысяч человек. При этом более 1, 300 млн. ВКонтакте и 750 тыс в Одноклассниках, 1 100 тыс в Инстаграме. Они вели кампанию только для заказчиков и начальников.

Максим Лубяной, к.ф.н., директор «Института проблем социального управления»: Слушайте, у нас были выборы?

Евгений Семенов: Вы завершили? Спасибо!

(смех в зале)

Максим Лубяной: Мы в июле обсуждали подробно предстоящую явку. Мы собирались после голосования по Конституции и там явка была достаточно большая. Тогда предполагаемая явка на Гордуму тоже была бешенная. Потом мы фиксировали постоянное снижение, при достаточно большой известности, что такие выборы будут. Порядка 40% точно знали о выборах и не пришли. Год был очень мобилизационный для населения. Два события были рядышком – голосование по Конституции и выборы в Гордуму

Сегодня существует запрос на «образ будущего». Голосование по Конституции нам несло какой-то образ будущего. Выборы в думу – о каком-то будущем кто-то слышал? Этого не было. Это большая ошибка.

Далее мы как социологи постоянно фиксируем рост одобрения к деятельности общественников. Но уровень компетентности общественников уровень их профессионального веса недостаточен. В новой думе профессионалов 5-10 из 35. Основная нагрузка ляжет на плечи губернатора и на плечи профессионалов, остальные останутся статистами.

Потом – какие они общественники? Кто их поддерживает. На их страницах в Фейсбуке лайков 2-3. Я очень сомневаюсь в их способности взаимодействия с избирателями.

Евгений Семенов: Уважаемые коллеги, спасибо! Подводя итоги, хочу сказать, что высказывались разные точки зрения, но мне показалось, что говоря о перспективах, большинство из нас сошлись во мнении, о том, что зона конфликта на будущих выборах это все, что связано с легитимностью.

Что касается новых акторов, то, на мой взгляд, это тема, которая пока еще не раскрыта. И я предлагаю одно из ближайших заседаний Эксперт-клуба посвятить этой теме. Чуть более подробно поразмышлять и об общественном запросе на новых акторов и качестве политического предложения идущих от этих акторов, и перспективах их участия в выборах в Государственную думу.


21.09.2020

Контекст

Аналитика

Стакан наполовину  

Нижний Новгород занял 36-ое место в рейтинге ста крупнейших городов России по уровню зарплат.

Итоги выборов в городскую думу Нижнего Новгорода в 2020 году

Сокращенная стенограмма публичной дискуссии эксперт-клуба Нижегородского филиала ФоРГО, состоявшейся 16 сентября 2020 года.

Тенденции

Транспорт преткновения

Пассажирский транспорт Нижнего Новгорода уходит в ведение области.

Прощай, инфузория-туфелька!

Председатель Законодательного собрания Нижегородской области Евгений Лебедев покидает свой пост.

Дискуссия

Не хватает приземленности

Половина жителей Нижнего Новгорода (51 процент) считает экологическую обстановку в городе нормальной, еще 10 процентов считает ее хорошей.

Доходы падают, безработица растет

Предварительные итоги первой волны коронавируса и так называемой самоизоляции в Нижнем Новгороде выглядят вполне удручающе.

Реклама



Документы

Письмо дольщиков ЖК «Сердце Нижнего» полпреду президента в ПФО Игорю Комарову

В ответ на просьбу полпреда сообщить что изменилось в их ситуации с ноября 2018 года дольщики направили ему письмо. «Полит-НН.Ру» приводит полный текст обращения.

Обращение дольщиков ЖК «Сердце Нижнего» к заместителю председателя Правительства России Виталию Мутко

 

Лукоморье

Об омеле и ее универсальности

Как известно, Омельченко – фамилия не простая, а знаменитая по-своему. Ну, магическая, ежели называть вещи своими именами.

О дремучей отсталости и разнузданности стихий

Все помощники и советники хором уверяют, будто есть спасительные заклинания в гримуаре из человеческой кожи.

 
Редакция:
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит-НН.ру обязательна. Все права защищены и охраняются законом. © Полит-НН.ру, 2005г.