реклама

ПОЛИТ-НН.РУ
Google
 
8 Августа 2020г., Суббота
Станислав Дмитриевский
Станислав Дмитриевский

Судьи начинают показывать зубы

То, что судья Дзержинского городского суда Ольга Хайдукова отказала прокурору Нижнего Новгорода в удовлетворении заявления о признании монографии «Международный трибунал для Чечни» экстремистским материалом - это не моя победа, это победа закона.

В целом это было никому не нужное дело. Была назначена «экспертиза» текста книги (результаты ее были опровергнуты действительно независимой экспертизой), в ходе которой «эксперты» допускали такие вопиющие ошибки, которые я не могу объяснить иначе, как заинтересованностью и ангажированностью. Все равно, что эксперт-математик будет утверждать, что дважды два - пять. У меня постоянно сейчас вертится на языке эта метафора. Потому что было настолько очевидно, что с книгой все в порядке, всем.

И все-таки это дело представители прокуратуры тащат в суд, отвлекают уважаемых людей. Судья полгода рассматривает этот процесс. Мы тратим на это огромные деньги, мы вынуждены обращаться к нашим друзьям, например, к фонду, который поддерживает правозащитников, находящихся в опасности. Мы вынуждены собирать какие-то деньги на экспертизу, на адвоката.

И все это совершается ради какого результата? Ради того, чтобы все-таки заявить, что дважды да - четыре, а не пять.

Сейчас мы эти деньги будем взыскивать с прокуратуры. Но опять же прокуроры не вынут их из своего кармана, а деньги будут взяты из бюджета, из федерального казначейства - то есть, в конечном итоге, из нашего с вами кармана.

То есть весь этот вот праздник был устроен прокуратурой и «Центром «Э» за счет налогоплательщиков.

Вот нужно ли было это? Я, откровенно говоря, не знаю. Я, откровенно говоря, считаю, что вопрос лингвистических действий - это не вопрос суда, а иногда нужно просто включать здравый смысл.

Можно ли вообще побеждать законным, правовым путем в российской действительности?

Ну вот смотрите: есть решение суда по дому №126 на улице Ильинской - и это решение в пользу сохранения этого здания. Это судебное решение, мы пошли правовым путем.

То есть, на самом деле одерживать победы на правовом поле, конечно, можно.

Другое дело, что, к нашему общему сожалению, та деградация государственных институтов, которую мы сейчас имеем, она коснулась и судов.

И, обращаясь в суд, мы каждый раз думаем: а перед нами судья - а признаки судьи, это независимость, беспристрастность и действие в соответствии с законом, - либо же перед нами тоже уже винтик этого коррумпированного механизма?

И никогда на самом деле не узнаешь заранее, особенно если ранее с этим судьей не соприкасался. Это - лотерея.

Но мне было очень приятно в течение последних полутора лет - это была целая цепочка судебных решений - убедиться в том, что в Нижнем Новгороде, в Нижегородской области в судах еще есть судьи и осталось правосудие.

Более того, эти судьи начинают, что называется, показывать зубы. Это люди, которые своими решениями заявляют: «Мы не хотим быть винтиками в безумной и коррумпированной машине. Мы хотим быть судьями. Мы не хотим плясать под прокурорский милицейский свисток. Мы хотим действовать так, как записано в нашей судейской клятве, как написано в законе, в Конституции».

Такие судьи, к счастью, есть. И, в общем, это нормально - что судья является судьей, а не приставкой к участковому и не приставкой к оперуполномоченному «Центра «Э». Это - нормально.

Но, к сожалению, в наше время это воспринимается как чудо. Мне звонят люди из других городов и говорят: «Стас, что у вас там в Нижнем Новгороде с судами происходит?..».

Мы долго рассуждали по поводу этого вопроса с Игорем Александровичем Каляпиным, главой Комитета против пыток. И пришли к выводу, что здесь играют роль много факторов.

Но первый фактор таков. Вот смотрите: Москва, москвичи. Я недавно прочитал в докладе экспертной комиссии по Болотной площади, по «болотному» делу. В Москве несколько раз запрещали митинги. А в суд обратиться уже не успеть - и бесполезно обращаться в суд постфактум. Ключевое слово здесь - «бесполезность».

Еще один пример. Где-то около года назад, когда шел суд на Pussy Riot, был задержан Гарри Каспаров.

Я помню, что в течение трех дней все оппозиционные средства массовой информации и просто независимые каналы трубили: Гарри Каспаров - а он был задержан достаточно жестоко, он был избит - намерен обратиться в Следственный комитет. На следующий день: Гарри Каспаров готовит жалобу в Следственный комитет. На третий день: Гарри Каспаров вот прямо вот сейчас вот-вот обратится в суд с жалобой на действия полиции.

И ничего. Все новости - о завтрашнем дне. И в итоге Гарри Кимович никуда не обращается. Он смирился с тем, что его избили, унизили, никакой жалобы не было.

И вот так обстоят дела в большинстве российских городов: справедливо полагая, что судебная система не является независимой, оппозиционеры и не пытаются обратиться в суды. Они в судах только защищаются, они не действуют, нападая.

У нас в Нижнем Новгороде будет еще много судебных процессов, связанных с объектами культурного наследия. Защитники культурного наследия только в этом году начали эту практику обращения в суд. И смотрите, каков результат: было громкое уничтожение двух исторических зданий, все мы отправились в кутузку после того, как вышли на улицу защищать эти здания.

В этом году - та же ситуация со 126 домом по Ильинке. Мы даже дорогу там перекрывали, мы транспорт там остановили. И мы думали: елки-палки, уж сейчас-то нас точно всех «закроют» всех. Но ничего подобного не было. Потому что помимо действий общественности «на улице» были включены правовые механизмы. И я думаю, что это - два вагончика, которые должны идти в сцепке нашего паровоза.

Мы должны сохранять и усиливать общественную активность, организовывать митинги, усиливать давление на власть, усиливать уличную активность и другие виды общественной активности - и мы должны обращаться к правосудию. Мы должны постоянно обжаловать решения, подавать жалобы, мы должны постоянно демонстрировать, что мы обращаемся к закону, и закон - на нашей стороне.

Это - дорого, это непросто, приходится искать средства, приходится тратить силы и время. Но я считаю, что иного пути нет. Мы должны оба этих вагончика двигать вместе.

05.07.2013
Станислав Дмитриевский

Контекст

Аналитика

Эффективность не требуется

Юрий Шалабаев, исполняющий полномочия главы Нижнего Новгорода с начала мая, почти три месяца как бы руководит городом. Как у него это получается?

Основные сценарии выборов в городскую думу Нижнего Новгорода VII созыва

Сокращенная стенограмма публичной дискуссии эксперт-клуба ФоРГО 22 июля 2020 года  

Тенденции

Уверенная убыль

В Нижегородской области вот уже несколько лет наблюдается отрицательная демографическая динамика. Эпидемия коронавируса обещает усугубить эту проблему.

Время неизбранных

Когда власть не имеет авторитета, то ей не верят. Именно это сейчас наблюдается в Нижнем Новгороде.

Дискуссия

Нет контакта

Меньше двух месяцев осталось до выборов думы Нижнего Новгорода нового созыва.

Опять очередь

Создавать столпотворения в период риска заражения коронавирусом – это, похоже, какая-то нижегородская фишка.

Реклама



Документы

Письмо дольщиков ЖК «Сердце Нижнего» полпреду президента в ПФО Игорю Комарову

В ответ на просьбу полпреда сообщить что изменилось в их ситуации с ноября 2018 года дольщики направили ему письмо. «Полит-НН.Ру» приводит полный текст обращения.

Обращение дольщиков ЖК «Сердце Нижнего» к заместителю председателя Правительства России Виталию Мутко

 

Лукоморье

О великодушии и истинном совершенстве

Истинных единорогов наветы не беспокоят. У кого хроническая фрустрация – тот пусть и страдает, а они безмятежно машут крылами и воспаряют к свету.

Алана Паркера умчал полуночный экспресс

В возрасте 76-ти лет умер английский режиссёр Алан Паркер.

 
Редакция:
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит-НН.ру обязательна. Все права защищены и охраняются законом. © Полит-НН.ру, 2005г.