реклама

ПОЛИТ-НН.РУ
Google
 
27 Октября 2020г., Вторник

Как вода в песок


Эффективность расходования выделяемых Татарстану из федерального бюджета средств оставляет желать лучшего.

Республика Татарстан всегда считалась одним из самых промышленно развитых регионов России, куда инвестиции текли рекой.

Деньги из федерального бюджета в Татарстан часто шли на финансирование мегапроектов и строительство крупных заводов. Казалось бы, регион должен иметь достаточный предел прочности, чтобы выдержать любой кризис. Однако с эпидемий коронавируса стало ясно, что к трудностям Татарстан не готов и довольно скоро обзавелся внушительной дырой в бюджете размером в 100 млрд рублей.

Очевидно, что рассчитывать на федеральную помощь, когда вся страна переживает нелегкие времена, и есть регионы, которым деньги сейчас нужнее, не приходится. Поэтому Татарстану придется заняться изысканием внутренних резервов. Благо, для этого есть все возможности и предпосылки.

О том, где региону достать необходимую сумму пишет обозреватель «Новых Известий» Иван Петровский.

Чиновники из регионального правительства говорят о бюджетной дыре в 100 млрд руб. Как закрывать ее – пока непонятно.

Не секрет, что в течение многих лет на реализацию разнообразных мегапроектов в Республике направлялись десятки миллиардов рублей, в том числе федеральных. Эффективность расходования этих средств зачастую оставляла желать лучшего. Иногда был очень отчетливо заметно, что приоритетом было именно «освоение» средств, а не достижение результата. И до поры до времени всех это вроде бы даже устраивало – многомиллиардные дыры в капиталах банков игнорировались, стоимость проектов стабильно росла в полтора-два раза в период реализации, должникам прощались огромные кредиты из государственных банков. Сможет ли теперь где-нибудь Татарстан найти миллиарды рублей, которые можно будет не отдавать?

«Молочный король» оказался голым

Бывшему «молочному королю» Татарстана Вагизу Мингазову, трижды депутату Госсовета РТ, в прошлом — сенатору Совета Федерации и главе администрации Арского района республики, это в свое время удалось. В начале «десятых» его ОАО «ВАМИН-Татарстан» входило в топ-5 производителей молока в России и было крупнейшим агропромышленным холдингом Республики. Империя Мингазова казалась нерушимой, но проблемы начались у нее примерно девять лет назад. Официально это связывалось с засухой, но на самом деле холдинг еще с конца «нулевых» копил долги, которые в конце концов не смог обслуживать. К началу 2013 г. общий размер его обязательств превышал 13 млрд руб. Из них 2 млрд руб. он задолжал Сбербанку, еще 416 млн руб. – ВТБ. Ситуация усугублялась тем, что долг перед ВТБ был реструктурирован под личное поручительство самого Мингазова, предоставивший в залог свой пакет в «ВАМИНе» в 19,95% наряду с личным имуществом. С тех пор, согласно официальным декларациям, никаким имуществом Мингазов не владел.

А ведь еще до начала банкротства кредиторы «ВАМИНа» пытались перевести дело в уголовную плоскость. В сентябре 2012 г. МВД по Татарстану возбудило в отношении должностных лиц холдинга дело о мошенничестве в особо крупных размерах. На этом настояли руководители пяти банков, которые заявили, что «ВАМИН» не принимает меры для погашения долга, а одновременно выводит активы в специально созданное ООО «Казан».

На момент закрытия реестра сумма требований кредиторов к «ВАМИНу» составила 12,624 млрд руб. Удовлетворить удалось лишь 16% этих требований – немногим более 2 млрд руб. Сбербанк в итоге получил лишь 600 млн руб., ВТБ – 109 млн руб. С пустыми руками остались и те кредиторы, чьи требования не были подкреплены залогами. Таковых набралось 82. Только размер основного долга им составил 7,301 млрд рублей, а еще штрафы и пени на 113 млн. Крупнейшими из беззалоговых кредиторов были «Татагролизинг» (6,552 млрд руб.) и ФНС России (297 млн руб.)

Конкурсный управляющий попытался привлечь к субсидиарной ответственности самого генерального директора и совладельца «ВАМИНа» Вагиза Мингазова, а также его замов Азата Зиганшина и Раиса Гумерова. Но суд в этом отказал. Сам Мингазов был признан банкротом. Формально никакого имущества у него нет, хотя его дети каким-то образом создали одно из крупнейших татарстанских молочных производств — ООО «Арча».

Резина все стерпит

В прошлом году Казанский завод синтетического каучука (КЗСК), имеющий статус стратегически важного предприятия и выполняющий гособоронзаказ, был признан банкротом и выставлен на аукцион. На этом настоял главный кредитор завода – госкорпорация «ВЭБ.РФ». Суммарный объем долга КЗСК перед кредиторами превысил 5 млрд руб.

КЗСК выпускает 160 наименований продукции для 5 тыс. потребителей России и зарубежья. Завод преимущественно финансировался банком «Спурт», у которого в июле 2017 г. была отозвана лицензия. Совладельцу «Спурта» Евгении Даутовой, осужденной за незаконный вывод средств банка, принадлежит более 30% акций КЗСК. В 2016 г. завод произвел продукции на 2,4 млрд руб., в том числе каучук СКБ, латекс, силиконовый каучук. В 2017 г. объемы производства сократились втрое — до 728 млн руб., выручка предприятия упала с 2,09 млрд руб. до 662 млн руб. Завод получил убыток от продаж в размере 1,34 млрд руб., а чистый убыток достиг 1,72 млрд руб.

С 2014 г. КЗСК реализовывал крупный проект по строительству завода кремнийорганических мономеров и продуктов их переработки — «КЗСК-Силикон». Изначально его стоимость оценивалась в 9,8 млрд руб., из которых 7,8 млрд руб. должны были составить кредитные средства ВЭБа, остальное — инвестиции владельцев КЗСК и около 850 млн руб. из федеральных целевых программ. Однако в феврале 2016 г. ВЭБ прекратил финансирование проекта в связи с удвоением стоимости строительства. Банк успел вложить 3,7 млрд руб. под поручительство самого КЗСК. После краха «Спурта» было инициировано банкротство АО «КЗСК-Силикон». В январе 2018 г. в отношении имущества «дочки» КЗСК было введено конкурсное производство.

Против банкротства ранее выступали власти Татарстана. Вице-премьер — министр промышленности и торговли республики Альберт Каримов выражал надежду, что «в скором времени решится ключевой вопрос» о новом инвесторе КЗСК и его «дочки» «КЗСК-Силикон».

Но нового инвестора так и не появилось, а несколько миллиардов рублей из средств ВЭБа и федеральных целевых программ канули в Лету. Виновных в произошедшем так и не нашли, да и особенно не искали.

Инвестор, от которого невозможно отказаться

Прямо на наших глазах сейчас разворачивается печальная история азотного завода «Аммоний». Его строительство началось еще в 2011 г. Хотя завод строился на базе активов ООО «Менделеевсказот», где уже было оборудование для выпуска аммиачной селитры и неконцентрированной азотной кислоты, а также различные вспомогательные производства , стоимость строительства в процессе реализации проекта возросла с $700 млн до $2 млрд . Разницы между этими суммами вполне хватило бы, чтобы построить два таких завода.

На строительство $1,4 млрд предоставил все тот же ВЭБ. Вместе с процентами «Аммоний» был должен вернуть госкорпорации $1,8 млрд . В прошлом году стало окончательно ясно, что для завода это непосильная ноша. Осенью ВЭБ добился введения процедуры наблюдения. И Игорь Шувалов, и правительство Татарстана заявляли о намерении спасти предприятие от банкротства и искать нового инвестора.

Интерес к активу проявляли все крупнейшие игроки азотного сегмента российской химической отрасли – «Фосагро», «Уралхим», «Акрон», «Еврохим» и даже «Лукойл», давно вынашивавший планы экспансии на рынок минеральных удобрений. При этом «Лукойл» и «Еврохим» готовы были заплатить за актив не менее $1 млрд .

Однако вопреки всем ожиданиям новым инвестором стал бизнесмен Роман Троценко. Он намеревался до конца прошлого года консолидировать 100% акций «Аммония», а потом купить у ВЭБа долги завода за $900 млн, то есть с дисконтом в 50%. Кроме того, Троценко обещал в течение двух лет инвестировать в завод 12 млрд руб.

Однако, как пишет издание "Собеседник", судя по продолжающейся на «Аммонии» процедуре банкротства по требованию ВЭБа, становится ясно, что Троценко не выкупил долг и не инвестировал в предприятие 12 млрд руб. Судя по последним новостям, «Аммоний» может выйти из процедуры банкротства 10 июля, заключив соглашение с ВЭБом, а не с Троценко, который вроде бы должен был выкупить у госкорпорации долги завода.

Сейчас 80% акций «Аммония» принадлежит властям Татарстана, остальные ВЭБу. То есть, можно с уверенностью сказать, что на данный момент у Романа Троценко нет ни одной акции «Аммония», и он ни рубля не инвестировал в завод. Однако с начала этого года он возглавил совет директоров предприятия и назначил своих людей на все ключевые посты.

Вероятно, предполагает "Собеседник", Троценко просто ждет, когда завод наконец-то обанкротят, а его активы можно будет по-тихому прибрать к рукам, причем уже даже не за $900 млн, а в разы дешевле. При этом не нужно быть математиком и посчитать: совокупный ущерб госказны может составит уже до $1,5 млрд.

Эксперты на этом фоне вспомнили о бурной и неоднозначной деятельности Троценко в прошлом.

Еще в 90-х он проходил по делу о фальшивых «авизовках» на 1,59 млрд руб., затем сидел в СИЗО после таинственной пропажи кредита, из-за которой лопнул возглавляемый им Платинум-банк.

С 2009 по 2014 г. он был главой «Объединенной судостроительной корпорации», после чего в ней обнаружили нецелевое расходование 14 млрд руб., выделенных правительством на финансовое оздоровление ОСК…

Но даже если г-н Троценко чист перед российскими законами как стеклышко и слеза ребенка, то возникает резонный вопрос: а почему его приобретения должен оплачивать госбюджет? Ведь речь идет о потерях в десятки миллиардов рублей! Между прочим, закрыть бюджетную дыру Татарстана в 100 млрд рублей способны те самые 1,5 млрд долларов, которые при прямом пересчете и составляют названную «сотку ярдов».

Три вышеперечисленных примера наглядно демонстрируют, что долгое время в Татарстане сквозь пальцы смотрели на попытки некоторых бизнесменов обогащаться за счет федеральных и региональных бюджетов. Если на секунду представить, что все государственные миллиарды, выделяемые на различные «мегапроекты» в республике, не осели в карманах сомнительных дельцов, а были бы вложены с умом и под жестким контролем, перед правительством Республики сейчас не стояла бы задача, где взять дополнительные 100 млрд руб.

10.06.2020

Контекст

Аналитика

Стакан наполовину  

Нижний Новгород занял 36-ое место в рейтинге ста крупнейших городов России по уровню зарплат.

Итоги выборов в городскую думу Нижнего Новгорода в 2020 году

Сокращенная стенограмма публичной дискуссии эксперт-клуба Нижегородского филиала ФоРГО, состоявшейся 16 сентября 2020 года.

Тенденции

Транспорт преткновения

Пассажирский транспорт Нижнего Новгорода уходит в ведение области.

Прощай, инфузория-туфелька!

Председатель Законодательного собрания Нижегородской области Евгений Лебедев покидает свой пост.

Дискуссия

Доходы падают, безработица растет

Предварительные итоги первой волны коронавируса и так называемой самоизоляции в Нижнем Новгороде выглядят вполне удручающе.

Нет реакции

Нижний Новгород затягивает во вторую волну пандемии коронавируса.

Реклама



Документы

Письмо дольщиков ЖК «Сердце Нижнего» полпреду президента в ПФО Игорю Комарову

В ответ на просьбу полпреда сообщить что изменилось в их ситуации с ноября 2018 года дольщики направили ему письмо. «Полит-НН.Ру» приводит полный текст обращения.

Обращение дольщиков ЖК «Сердце Нижнего» к заместителю председателя Правительства России Виталию Мутко

 

Лукоморье

О дремучей отсталости и разнузданности стихий

Все помощники и советники хором уверяют, будто есть спасительные заклинания в гримуаре из человеческой кожи.

О нестрашном недуге и пережитках прошлого

Шалопаев уверен, что народобоязнь – недуг не такой уж и страшный. Все-таки это же не саркома. И надежное средство для исцеления сделать несложно.

 
Редакция:
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит-НН.ру обязательна. Все права защищены и охраняются законом. © Полит-НН.ру, 2005г.