реклама

ПОЛИТ-НН.РУ
Google
 
21 Октября 2018г., Воскресенье

Нижегородская агломерация как тренд стратегической урбанизация


Стратегия развития Нижегородской области до 2035 года, которая сегодня активно обсуждается, - это документ, создаваемый с целью отражения современных тенденций для эффективного продвижения нашего региона в будущее.

В этой связи нижегородская стратегия, как это предусмотрено действующим законодательством, взаимосвязана с четырьмя главными федеральными программами: стратегией национальной безопасности; стратегией социально-экономического развития (роль, которой во многом выполняет майский 2018 г. указ президента); стратегией научно-технологического развития и стратегией пространственного развития.

Последний документ является определяющим для регионального развития и прежде всего на него ориентируется нижегородская «Стратегия-2035».

Важным форматом современного пространственного развития является агломерация, которой в нижегородской «Стратегии-2035» посвящен существенный раздел.

Тема формирования нижегородской и других российских агломераций сравнительно новая, вызывающая много вопросов. Прежде всего, в понимании самой необходимости развития такого пространственного явления.

Агломерация – явление, вытекающее из процесса современной урбанизации, изучением и проектированием которого занимаются уже длительное время в странах ЕС, США, в Китае и Японии.

В России за последние 20 лет ничего серьезного в этом направлении сделано не было, при этом была, по сути, потеряна школа советского пространственного планирования.

Анализ пространственного развития последних десятилетий позволяет констатировать, что активная урбанизация является объективной тенденцией современной экономики.

Развитие глобальной экономики приводит к снижению доли с/хозяйства и классической промышленности, с другой стороны, происходит активный рост сферы услуг и концентрация экономического потенциала в отдельных структурных и географических центрах.

Так, сегодня пять крупнейших компаний мира не имеют собственного производства, а заняты продвижением технологий, производств и услуг на других рынках (Apple, Microsoft, Amazon), при этом их экономический ресурс четко географически локализирован.

В то же время урбанизация и само пространственное фокусирование ресурсов является процессом управляемым.

В рамках государственной политики можно моделировать территориальные точки активного социально-экономического роста, а также поддерживать конкретные типы территориальных образований.

Это обстоятельство вызвало в России активную дискуссию по поводу приоритетов развития  разных пространственных форм.

Проблему-дискуссию можно выразить следующими акцентами.

Стоит ли сосредоточивать серьезные ресурсы в мегаполисах-агломерациях? Не приведет ли их активное развитие к деградации и исчезновению малых и средних городов России?

Другим словами, проблема в принципиальных приоритетах, при, казалось бы, очевидности компромиссного варианта. Однако недостаток глобальных ресурсов в современной России делает эту проблему весьма актуальной.

Как показывает мировая и российская аналитика, концентрация современных технологий и ресурсов в крупных мегаполисах дает сегодня качественный мультимодальный эффект активного развития.

Сегодня при 55% доли городского населения в городах формируется 80% валового регионального продукта (ВРП).

В тоже время в экономически развитых странах мира уровень урбанизации составляет 80-90% и динамично увеличивается. Например, в Китае в 1979 г. он составлял 19%, в 2018 г. – 60%, а по прогнозу к 2030 г. составит 75%.

Такая динамика является мировой тенденцией: по данным ООН уровень мировой урбанизации с 55% в 2017 г. вырастет до 60% в 2030 г., страны с более высоким уровнем входят в число экономических лидеров, в которых явные конкурентные преимущества получают города с населением свыше 1 млн. чел.

Доля урбанизации в современной России составляет 75%. Показатель выше общемирового, хоть и ниже, чем в развитых экономиках.

Однако в России проявились две проблемные тенденции. С 1989 г. рост урбанизации составил всего 1%, при этом активно идет процесс вторичной урбанизации, т.е. население быстро перераспределяется из малых и средних городов прежде всего в два крупных центра: Москву и Санкт-Петербург.

В свою очередь, такой неравномерный характер урбанизации вызывает диспаритет социально-экономического развития и качества жизни. По данным Минэкономразвития индекс городского развития, оценивающий качество жизни, в крупных российских городах составляет: в Москве – 212 баллов; в С-Петербурге – 180; в  Н-Новгороде – 148; в  Челябинске – 126; в Волгограде – 93 и далее по нисходящей.

Такой диспаритет при низкой транспортной доступности в свою очередь вызывает угрозу территориальной целостности страны, т.к. уменьшение населения особенно за Уралом и на Дальнем Востоке усложняет контроль за огромными территориями.

Очевидно, что принципиальной является демографическая проблема, в то же время ее решение упирается в уровень социально-экономического развития, а это требует необходимости точек экономического роста – и здесь круг замыкается принципиальным вопросом: какие  территории необходимо приоритетно развивать при сравнительно ограниченных ресурсах?

Сегодня на этот вопрос есть два ответа.

Во-первых, вся зарубежная и российская аналитика показывает, что наилучший инновационный потенциал развития находится в крупных городах – агломерациях.

Факторами этого являются:

- Качественная среда для жизнедеятельности и раскрытия человеческого потенциала.

- Наличие креативного класса.

- Скорость и глубина распространения знаний и обмена информацией.

- Генерация инноваций и технологий

Инновации динамично развиваются в крупных городах, и, если формировать дополнительные условия, то этот потенциал качественно увеличивается.

Во-вторых, как показывает практика, приоритет концентрации средств в развитие средних, малых городов и проблемных пространств, может только поддерживать существующий уровень, но не способствует качественному экономическому росту и не отменяет активной урбанизации той же Москвы, где уровень качества жизни все равно будет опережающим.

К тому же приоритетное поддержание провальных территорий только увеличивает риски неэффективного расходования средств.

В результате осознания таких тенденций сегодня в федеральной стратегии пространственного развития (СПР) проблема решается вполне логично – активизация точек роста в дополнительных агломерациях, кроме Москвы и С-Петербурга, с широкой географией охвата.

Как отмечает министр экономического развития РФ Максим Орешкин, представляя проект СПР России в июне 2018 г., при расширении географии экономического роста выделяется несколько типов территорий, по отношению к которым предусматривается пакет мер, исходя из их специфики:

1. Крупнейшие города с прилегающими территориями – агломерации.

2. Территории высокопроизводительной моноспециализации, связанные с развитием с/х или добычей ресурсов.

3. Малые и средние города, сельские территории, находящиеся за пределами агломераций, за поясом в 40-50 км, которые должны обеспечивать повышение устойчивости пространственного развития РФ.

4. Геостратегические территории, за счет которых обеспечивается территориальная целостность и национальная безопасность.

Другим словами, при объективном активном развитии Москвы моделируются дополнительные точки роста – агломерации, которые по социально-экономическим индикаторам жизни будут сопоставимы с ней.

Закономерно, что, если сегодня не осуществить развитие дополнительных агломераций, то объективно будет происходить дальнейшая чрезмерная миграция населения в Москву и неиспользование потенциала инновационного развития других территорий.

Как отмечает одна из разработчиков СПР, главный научный сотрудник Института системного анализа РАН, профессор Ольга Кузнецова, вся аналитика и социология показывает, что остановить миграцию невозможно, т.к. большой город (агломерация) дает более широкие возможности для профессиональной самореализации, чем малый город, даже с развитыми социальными условиями.

Так же сегодня при сравнительно ограниченных ресурсах сразу осуществить общетерриториальный экономический рост весьма затруднительно, поэтому оптимальная модель – в контексте мирового тренда – развитие точек роста агломераций, которые будут локомотивами экономического развития.

Как отмечает Ольга Кузнецова, это дает очевидные преимущества, прежде всего для развития экономики других территорий – малых и средних городов.

Как отмечают эксперты, это позволяет осуществлять контроль территорий, что особенно значимо для Сибири и Дальнего Востока. Сегодня актуально защищать не границы, а экономически активные центры, развитие которых дает мультимодальный эффект (рост ВРП, формирование креативного класса, способного противостоять новым вызовам, применение новых технологий защиты пространств). 

Важным элементом пространственной взаимозависимости является необходимость для развития агломераций восполнимого источника: национального (малые, средние города и сельские территории) или зарубежного.

При этом, по мнению эксперта «Минин-центра», профессора Олега Колобова, не следует повторять ошибку США – когда развитие крупных городов не давало жизни городам вокруг, а осуществлялось за счет зарубежных ресурсов: закупки полуфабрикатов и сырья в Китае, иностранной трудовой миграции, активном росте импорта и т.п.

«Все это привело к деградации некоторых моногородов и отраслей экономики США. Во многом ответной реакцией на эти просчеты был успех на выборах Дональда Трампа, выступившего с программой отстаивания американских экономических интересов».

Также важным элементом снятия противоречия между развитием различных типов территорий является необходимость создание многоуровневой инфраструктуры.

Как отмечает министр экономического развития РФ Максим Орешкин, разноплановая инфраструктура – это якорный элемент стратегии пространственного развития России, предусматривающий следующие магистральные направления: транспортное; электроэнергетическое; цифровой экономики.

Эти направления должны быть сориентированы на населенные пункты 4 уровней:

1. В городах-агломерациях.

2. В 50 км зоны крупных городов.

3. На территориях, которые увязывают малые и средние города с агломерациями.

4. В национальной системе коммуникаций между крупными агломерациями и территориями между ними.

В конечном итоге все эти стратегические федеральные планы должны быть детально взаимосвязаны с региональными и муниципальными стратегиями. Уже сегодня из 12 национальных программ 10 напрямую влияют на региональное и муниципальное пространственное развитие, в дальнейшем эта взаимосвязь должна усилиться за счет необходимого выявления специфики, прежде всего муниципального уровня.

Сегодня в проекте СПР России планируется активное развитие 20 крупных агломераций. Одной из них является нижегородская, развитие которой, согласно областной «Стратегии-2035», предусматривает отдельную программу продвижения с определением эффективной специализации и конкурентоспособных отраслей экономики.

И это задача нашего ближайшего нижегородского будущего.

06.09.2018
Игорь Соловьев

Контекст

Аналитика

Политическая матрица Нижегородской области (3-й квартал 2018 года)

«Полит-НН.Ру» представляет вниманию читателей исследование «Политическая матрица Нижегородской области» за 3-й квартал 2018 года.

Пенсионная система России: состояние, изменения  и проблемы развития

Представляем вниманию читателей стенограмму заседания Нижегородского эксперт-клуба, прошедшего 3 октября 2018 года

Тенденции

Метро и градозащитники

Как многие помнят, метро на пл. Горького могло появиться еще в начале 90-х. Но тогда помешали акции протеста, вдохновленные молодым депутатом Борисом Немцовым.

Первая отставка в ПФО

Наконец-то отставки глав регионов добрались и до Приволжского федерального округа. Сегодня глава Башкирии Рустэм Хамитов попросил президента об отставке.

Дискуссия

Большой брат

Тут вот многие смеются над назначением заместителем главы администрации Нижнего Новгорода по IT 29-летнего выпускника МИСИС Алексея Карапузова. Но на самом деле парень не так-то прост, как это может показаться на первый взгляд.

"Урожай" по-нижегородски

Эта статья не имеет прямого отношения к нижегородскому футболу. Однако стратегия, с которой краснодарскую "Кубань" заменяли в регионе на краснодарский же ФК "Урожай" оооочень сильно смахивает на то, что провернули у нас, заменяя "Волгу" "Олимпийцем".

Реклама



Лукоморье

О патриотических временах

Как известно, жизнь трудна, но, к счастью, коротка. И потому живет надежда, что, мол, срок невелик – как-нибудь перекантуемся

О временах и нравах

Как известно, принакрыло медным тазом благодатные наши земли, пепельной пеленой затянуло синие бездонные небеса, наполнился смрадом и гарью северный священный ветер

 
Редакция:
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит-НН.ру обязательна. Все права защищены и охраняются законом. © Полит-НН.ру, 2005г.