реклама

ПОЛИТ-НН.РУ
Google
 
22 Ноября 2017г., Среда

Общественные приоритеты городского развития


Представляем вниманию читателей стенограмму заседания Нижегородского эксперт-клуба, прошедшего 2 августа 2017 года

Представляем вниманию читателей стенограмму заседания Нижегородского эксперт-клуба, прошедшего 2 августа 2017 года в пресс-центре «Медиа Страйк Холл» и посвященного теме «Общественные приоритеты городского развития».

В заседании принимали участие:

Роман Амбарцумян, директор департамента общественных отношений и информации администрации города Нижнего Новгорода;

Сергей Васильев, руководитель общественной приемной комитета Госдумы по обороне;

Андрей Вовк, главный редактор газеты «Патриоты Нижнего»;

Андрей Дахин, профессор, завкафедрой политологии Нижегородского института управления РАНХиГС, лауреат премии «Пробуждение»;

Александр Иванов, доцент кафедры ЮНЕСКО ННГАСУ, эксперт по устойчивому развитию города;

Марина Игнатушко, архитектурный критик;

Михаил Кузнецов, заместитель главы Нижнего Новгорода (партия «Патриоты России»);

Владимир Лапырин, координатор Нижегородского эксперт-клуба;

Виктор Лысов, сопредседатель Либерального клуба;

Оксана Николайчук, журналист, член коллегии Нижегородского эксперт-клуба;

Александр Прудник, социолог, старший научный сотрудник Института социологии РАН, лауреат премии «Пробуждение»;

Евгений Семенов, кандидат политических наук, руководитель нижегородского филиала Фонда развития гражданского общества, лауреат премии «Пробуждение»;

Александр Сериков, профессор, член Общественной палаты Нижегородской области;

Владимир Солдатенков, председатель комитета по транспорту и дорожному хозяйству Законодательного собрания Нижегородской области («Единая Россия»);

Павел Солодкий, уполномоченный по защите прав предпринимателей в Нижегородской области («Партия роста»);

Елизавета Солонченко, глава Нижнего Новгорода («Единая Россия»);

Александр Суханов, кандидат философских наук, координатор Нижегородского эксперт-клуба;

Леонид Сухотерин, глава регионального исполкома ОНФ в Нижегородской области;

Александр Царьков, профессор Высшей школы экономики (нижегородский филиал).

Владимир Лапырин: Начинаем традиционное летнее жаркое заседание экспертного клуба. И тема сегодняшнего дня достаточно необычная. По крайней мере, в повестке стоит слово «приоритеты». Обычно мы говорим о стратегиях, спорим о будущем. А сегодня мы говорим о настоящем. Приоритеты. Мне кажется, очень интересная формулировка у нас здесь есть в одном из вопросов – «чьи приоритеты приоритетней?».

Казалось бы, город готовится к Чемпионату, готовится к своему юбилею, прихорашивается. И, тем не менее, люди говорят о комфортной среде. И не день, и не два. И в предвыборных наказах у депутатов звучало это слово. И всегда его, наверное, другое слово немножко отодвигало на задний план – «бюджет», «деньги», «интересы бизнеса», «интересы промышленности», «интересы хозяйственников». Вот как совместить все эти ключевые слова? И кому сегодня отдать приоритет? Президент страны говорил, как ни странно, о приоритете общественности. Не так давно в одной из своих речей он говорил о том, что при планировании стратегии, при планировании городского переустройства, наверное, нужно прислушиваться к людям, которые на этой территории живут. И, казалось бы, есть у нас и городские думы, и законодательные собрания, и различные советы при тех или иных департаментах, при тех или иных организациях. И, тем не менее, сегодня общественность начинает набирать силу, ее голос становится слышен и при решении вопросов той же Стрелки, как мы знаем, и при планировании того же бюджета. И все-таки – механизмы эти отлажены или же не отлажены? Здесь мы, наверное, должны будем посмотреть, слышен ли голос той самой общественности, о которой говорил президент и о которой мы тоже вспоминаем во время выборов? Но только ли во время выборов этот голос должен учитываться?

Пожалуйста, традиционно Александр Овидиевич введет нас…

Александр Суханов: Несколько организационных слов. Первое…

Владимир Лапырин: Регламент – полтора часа.

Александр Суханов: Напоминаю, что мы должны уложиться в регламент полтора, но с учетом того, что чуть позже начали, где-то до часу все-таки закончить наше заседание, несмотря на то, что мы сегодня много и дружно пришли на заседание стройными рядами. Второй момент заключается в том, что ведется запись всего заседания, поэтому выступающий берет микрофон. По правой стороне вот этот микрофон, по левой стороне вот этот микрофон передается. И говорим в микрофон. Это микрофон не для того, чтобы здесь было слышно, а для записи. Поэтому стараемся говорить громче, чтобы было слышно всем участникам нашего сегодняшнего заседания.

Павел Солодкий: А запись куда идет?

Александр Суханов: В прямой эфир. Запись хранится 30 лет и три года. (Смеется)

Владимир Лапырин: Как всегда, все будет выложено в интернете. Как всегда, будет полный протокол на сайте ровно через неделю.

Александр Суханов: Чтобы нам всем выступить, желательно уложиться в регламент выступления где-то пять – максимум семь минут одно выступление. Все остальное – в виде вопросов, обсуждений. Так это у нас чаще всего и происходит.

Уже обращаясь к той теме, которая сегодня вынесена на наше заседание. Понимать эту тему можно действительно по-разному. И, я думаю, мы сегодня собрали здесь экспертов, которые с разных сторон посмотрят на эту проблему, может быть, даже с какой-то неожиданной стороны. Но главную суть мы все-таки постарались отметить в том плане, что меняется не только содержание развития городов, но меняется и качество этого содержания. Меняется в том отношении, что мы начинаем всерьез задумываться: «А для кого город-то? Город для нас или мы для города?»

Владимир Лапырин: Для бюджета.

Александр Суханов: Вот у нас Марина Владимировна на эту тему сегодня расскажет. Так и срывается с языка…

И поэтому, если это все-таки город для нас – для горожан, тогда возникает другой вопрос: а как это можно обеспечить? Сегодня вновь избранный глава города достаточно активно в таком постоянном режиме проводит встречи с разными категориями общественности: с предпринимателями, экспертами, журналистами, политологами, и так далее, и тому подобное. Что это? Вот в этом, может быть, и есть первый шаг на пути понимания тех приоритетов, которые вычленяют сами горожане? К чему мы можем этим путем выйти и уйти?

С другой стороны, у нас есть федеральная программа «Развитие комфортной городской среды». Мы специально пригласили Владимира Ивановича Солдатенкова сегодня к нам сюда, поскольку он в нашем регионе является руководителем этого проекта. И, наверное, сейчас мы ему предоставим слово с целью понять, что же это за федеральная программа, а потом уже посмотрим, как нам с вами двигаться дальше. Владимир Иванович, пожалуйста.

Владимир Солдатенков: Спасибо. Федеральный проект «Городская среда» - у него основа сложная. Та же самая тема выборов, которые неоднократно проходили в органы местной власти, в Законодательное собрание. Когда встречались с избирателями, все говорили, что самая важная проблема – это среда, которая окружает человека ежедневно. Это двор, это территория микрорайона, ну а дальше – где мы хотим проводить время в воскресные и выходные дни. Поэтому та критика и те наказы, которые звучали на протяжении последних трех выборных кампаний с позиций создания комфортной среды, в первую очередь, во дворах и в микрорайонах, очень последовательно дошла до Государственной думы. И это следствие тех наказов, которые принимали депутаты, в том числе, депутаты от Нижегородской области, вошедшие в Законодательное собрание. Именно фракция «Единая Россия» вышла с предложением о выделении на эту тему. Она пока формировалась, но уже в декабре прошлого года сказали: «Нужно выделить деньги на самое насущное – это создание комфортных условий во дворах». И в ходе этого обсуждения она уже переросла в более профессиональную тему, которая называется «Комфортная среда». И тогда Государственная дума приняла решение о выделении 20 миллиардов рублей на эту тему – дворов. А дальше пошла уже тема формирования городской среды. В итоге к 20 миллиардам рублей должны прибавиться деньги территорий, включая средства областных бюджетов и местных бюджетов. В результате родилась эта программа. При этом федералы прописали, что из средств, выделяемых из федерального бюджета, две трети в обязательном порядке должны идти на дворовые территории и одна треть – на формирование городских пространств. Поэтому долго этот документ разрабатывался на уровне Правительства Российской Федерации, спустился в низы. И сегодня мы можем констатировать первый факт – что на территории Нижегородской области с учетом софинансирования сумма, которая будет и есть на формирование общегородской среды и дворов – один миллиард рублей.

Самое главное – это мы беспокоились, насколько программа продлится. На два года или более, пять лет? В Краснодаре две недели назад состоялся форум по этому поводу, где премьер-министр – лидер партии «Единая Россия» - сказал, что эта программа, безусловно, на пять лет, и финансирование из федерального бюджета не менее 20 миллиардов ежегодно. А дальше концепция – какие моменты участия в этой федеральной программе. Самый главный приоритет, который прописан в этой программе, и мы подтверждаем его – мы сегодня говорим: «Городская среда для человека и с человеком». Наверное, беспрецедентно, и по практике моей как главы администрации, что тема прописана на законодательном уровне, что все принятия решений о том, что делать во дворе, что прописывать в том или ином городском пространстве – обязательно с людьми. И если раньше люди просто писали главе администрации, депутатам, куда угодно и говорили: «Мы хотим, чтобы отремонтировали двор», - мы сегодня говорим: «Да нет проблем! Мы тоже заинтересованы в этой проблеме. Будьте добры, соберите актив – два-три-четыре человека из вашего дома, соберите из соседних домов и просто обговорите, а что же вы увидите на своей дворовой территории. Примите решение, представьте нам эскизный проект. И через собрание собственников надо принять решение, что мы участвуем в этой программе. И один важный момент: после принятия решения, когда этот проект осуществится, вы должны это дело содержать – то, что создадут на ваших дворовых территориях, за ваш счет». Справедливо. Потому что, если люди будут понимать, что то, что создано, содержаться за их средства будет, то к этому будет бережное отношение.

Поэтому вот эта тема для Нижнего Новгорода и Нижегородской области очень важна. Особенности по территориям Нижегородской области – было прописано для тех городов, которые принимают большой футбол — сделать приоритетами те территории, которые прилегают к большому футболу. То есть, фактически у нас на этот год участвуют в программе городской среды через дворовые территории три района, которые приближены к большому футболу: это, безусловно, Канавино, это, безусловно, Нижегородский район и примкнувшая к ним территория Автозаводского района, поскольку дворы будут благоустраиваться в зоне большого пересадочного узла, когда люди в большом объеме будут доезжать до метро, пересаживаться на метро – вот эти моменты. Дальше – общая городская среда, которая связана с теми проектами, которые были у администрации города, обсуждением и голосованием. Поэтому сегодня мы говорим про реализацию на 17 год – это Покровка, это Мещерское озеро и тема площади Киселева в районе вот этого пересадочного узла. Причем, впервые мы дали возможность обсуждения и голосования за те проекты, которые были представлены. Я говорю о победителях. Проектов было достаточно много и интересных, но голосование свелось вот к этим трем точкам.

По дворовым территориям, конечно, всколыхнуть и направить людей на проведение собраний, обсуждение – безусловно, это требовало вмешательства властей и местного самоуправления, чтобы дать этому толчок. И когда рождались первые проекты дворовых территорий, когда проходило первое обсуждение этих дворовых проектов, если оно действительно тактично и грамотно проведено, это дает большой результат. Я могу привести примеры по тем районам, в которых я принимал участие – по Канавинскому, Автозаводскому району. Когда людей собирают от каждого дома, актива домов, приглашают в большой зал, модератор проекта рассказывает о проекте дворов, представленном жителям, жителям раздаются листки, карандаши, сажают по группам из-за домов и предлагают в течение двух-трех часов обсудить самим, что им нравится в этом проекте, что не нравится. Конечно, первая реакция – это растерянность, шум, непонимание. Но, если грамотно усадить за стол тех людей, у которых самые противоположные мнения (если это молодая семья, им нужен игровой городок или спортивный городок, если это автомобилисты – безусловно, парковки, тема пенсионеров, у которых нет автомобиля – третья накладывается), то в рамках жесточайших споров, которые происходят в течение полутора часов, рождается истина – это очень важно – которая потом дорабатывается и выносится жителям. Это очень важный аспект, который сегодня происходит. И дальше тема не заканчивается тем, что люди проголосовали, победили в этом конкурсе.

Сейчас начинается тема очень важная – общественного контроля за производством работ. Не просто там я вышел или заглянул из окна. Мы сегодня говорим об активном участии жителей в проведении этих работ. Поэтому сегодня у нас разработаны и созданы журналы общественного контроля, в которых указаны фамилии и имена-отчества старших по домам, которые действительно выбраны, указаны телефоны заказчиков производства работ – это домоуправляющие компании и администрация Автозаводского района, общественник, который мог бы подходить и записывать свое замечание, а дальше – система контроля за этими вещами. Безусловно, прописано и трудовое участие жителей. В этом году, когда принималось решение, степень финансового участия не прописывали. Мы говорили: «Давайте опробуем эту тему – тему трудового участия». Хотя тема финансового участия косвенно и прописана с учетом предыдущих практик проведения комплексного благоустройства дворовых территорий, которые у нас были 8-10 лет назад.

Хотелось бы напомнить, что у нас капитальный ремонт домов находился у домоуправляющих компаний – некий, будем говорить, котел, который можно было мобилизовывать. И мы уходили не только с ликвидной дворовой территорией, но с отремонтированным домом, подъездами, фасадами, освещением и так далее. Поэтому, понимая эту систему, что дом не может несколько дней выпадать из профиля благоустройства дворов, мы прописали следующие моменты. Из фонда, собирающегося на текущее содержание многоквартирного дома, привести в порядок входную группу. Здесь мне представляется возможным обрамление входной группы, сама входная группа, это, по возможности, если на лицевом счету есть, ремонт самого подъезда, ремонт цоколя. И, безусловно, мы гражданам говорим: «Вот та зона, которая называется полисадник — мы не входим. Милые, дорогие, вырезать лишний кустарник, деревья ДУК вам поможет — ваша домоуправляющая компания. Посадить что-то, отремонтировать штакетник — это ваша самая прямая задача». И далее говорим — это тема, связанная со сбором и утилизацией мусора: привести контейнеры для КГМ и бытового мусора в порядок — то же самое. А дальше на этом вопросе, будем говорить, участие трудовое еще заключается в том, чтобы помочь строителям в проведении каких-то необходимых работ — это установка вместе с ними лавочек, урн и так далее.

Вот сейчас заканчиваются конкурсные процедуры, связанные с данной работой. Заказчиками пока что дворовых территорий у нас являются или ДУК, отмежеванный территории под многоквартиный дом... Поскольку мы берем не просто двор, а немножко кварталами захватываем, там есть проезды, которые находятся на балансе администраций. Администрации выступают в форме этих заказчиков. Сегодня первые эти работы пошли, мы их сегодня анализируем и делаем. Кроме Нижнего Новгорода, у нас попал город Дзержинск — дворовые территории и общегородское пространство Дзержинска, и еще моногорода. То есть, Правительство Российской Федерации прописало поддержку моногородов в плане реализации этих проектов. У нас попала Балахна — они делают пространство пешеходной улицы, большой сквер делают. Это у нас попала Выкса — они разбивают большой дендрарий в парке. Попал Первомайск — тоже создают эту зону.

Сегодня, говоря с позиций формирования городского пространства, я хочу сказать, что ряд регионов ушел далеко вперед. То есть, тема «Город для человека и город с человеком» очень хорошо проходит уже на протяжении нескольких лет в Татарстане. То есть, даже на уровне президента Татарстана создана рабочая группа. И кто занимается общегородской средой на уровне республики, является непосредственным советником президента этого региона, и сформированы соответствующие группы. Поэтому управлять городским пространством, учитывать мнения людей, формировать вместе с ними мнение людей — это достаточно серьезная наука. И сегодня можно говорить, что многие регионы уже формируют структуры, которые должны заниматься общегородским пространством. Опять-таки, хотите — поможем, но нужна ваша инициатива самая элементарная и дальше — обсуждение. То есть, исходя из практик, которые существуют по Нижнему Новгороду, по другим городам, сегодня видение непрофессионалов или нашего брата чиновника должно, как говорится, быть изменено.

Можно привести пример. Когда на конкурс выставил Московский район площадь Победы, где фактически проходят мероприятия, связанные с трауром — началом войны, Днем Победы и все прочее, когда они выставляют на конкурс — мы благоустроим. Мы говорим: «А что благоустроим? К этому памятнику будут ежедневно ходить мамы с колясками, молодежь на ролика или еще что-то? Будет группа музыкантов или каких-то моментов?» Это тоже признак того, что сегодня мы говорим. Хотели благоустроить центровое место, но это центровое место должно играть для групп населения. Нужно понимать для кого, как и прочие вещи. Проектируя и создавая эти общественные пространства, мы сегодня должны понимать, что они должны работать. И власть, и бизнес, которые располагаются здесь уже в плановом порядке должны планы составлять проведения этих мероприятий и так далее, чтобы это дело работало.

Когда я перешел на работу в Законодательное собрание, пересел на метро и стал спускаться из метро по Покровке, меня порой как главу администрации бывшего сразу начало закручивать. Ну вот Покровка, вложили в нее деньги, идешь без 15 или полдевятого, а крупные магазины - «Евромода» или... не буду называть, чтобы не обижать кого-то — еще и снег не чистят. И думаешь: создали такую рыночную цену, а чего же бизнес-то не подсуетится даже в зимний период времени еще вложиться в общественное мероприятие для того, чтобы зарабатывать?

И противоположный момент принятия решения — я смотрю на коллегу Александра Алексеевича — когда мы говорим по Рождественской, когда под его принуждением бизнес формировал те или иные мероприятия и понял, что эти мероприятия играют очень важную роль. Это уже должно перерастать в желание самого бизнеса. И сегодня Большая Покровка попала в первый опрос — да, мы формируем высокую рыночную стоимость этой Покровки для собственников, для арендаторов. Но, формируя рыночную стоимость для бизнеса, мы понимаем, что бизнес с чем-то остался. То есть, диалог, и сейчас он налаживается. По примеру... Вот мне нехорошо за городские власти говорить... По примеру Рождественской стороны формируется сообщество предпринимателей, которые этот важный момент понимают, для того чтобы эта Покровка работала ежедневно и регулярно для большой массы людей.

Я бы монолог свой закончил. Но еще раз говорю: формирование городской среды — это умение власти слушать людей, принимать соответствующие решения, создавать ту инфраструктуру, которая бы этим вопросом теоретически и практически занималась. А практики, в которых я поучаствовал в Казани, в Краснодаре? Когда мечтой у жителей двора или микрорайона является ксиловский городок — детский городок установить за 800 тысяч или за 300 тысяч, то технологии и современные вещи ушли в совершенно другое — что за копеечные деньги можно поставить совершенно другие формы, которые будут восприняты и населением, и детьми совершенно по-другому. Есть много талантливых людей, талантливых организаций, которые смотрят профессиональным взглядом, а не замыленным взглядом чиновника, которые создают многие вещи. И по практике Нижнего Новгорода, и за время проведения мероприятия в Казани перед 8 Марта, и вот две недели в Краснодаре чувствуется, что это направление перерастает в стратегическую задачу государства, о чем говорил Медведев. Поэтому под эти ресурсы, под эту тему надо выстраивать работу и органов власти, и бизнеса, и, безусловно, использовать этот бизнес, и, безусловно, слушать людей.

Владимир Лапырин: А мы вот спросим вашего соседа...

Владимир Солдатенков: И поэтому я еще раз хочу сказать, что, когда мы говорим про общегородские пространства, мы должны понимать — да, безусловно, это набережные — Верхне-Волжская, Нижне-, это будет и Стрелка, но не надо забывать, что такие общерайонные простраства надо создавать в каждом районе — зоны отдыха. Например, вчера у меня встреча была с депутатским корпусом Ленинского района, которые обсуждают, готовятся, каждый депутат хочет что-то получить на своей территории, и это перерастет в обсуждение шести проектов по Ленинскому району. Будут решать, а что же лучше для Ленинского района. Конечно, не бульвар Заречный, в который до бесконечности вкладывали деньги, а другие есть начинания, на которых — как проголосуют жители.

Вот я кратко сказал.

Владимир Лапырин: Ну, вот давайте послушаем вашего соседа, господина Иванова. У него очень любопытная география: он живет как раз в Автозаводском районе, работает в Нижегородском районе в институте, связан с архитектурой и занимается как раз городской средой как архитектор.

Александр Иванов: Нет, я не архитектор, я эколог, скорее.

Владимир Лапырин: Ну, неважно — городская среда.

Александр Иванов: Специалист по устойчивому развитию, может быть, точнее, по опыту работы, по крайней мере.

Владимир Лапырин: Вот как раз дополните то, о чем говорил господин Солдатенков. О тех огромных деньгах... Пожалуйста.

Александр Иванов: Ну, мне трудно о таких огромных деньгах говорить, я к другим вещам имею отношение.

Владимир Лапырин: Оцените дыхание этой программы...

Александр Иванов: Ну, дыхание, да... Знаете, я хотел бы начать с тех четырех вопросов, которые предложены для обсуждения, потому что мне очень нравятся вопросы третий и четвертый. И я понимаю, что, если у нас не будут выработаны приоритеты, которые будут приняты всеми — и властью, и бизнесом, и гражданским обществом, народом Нижнего Новгорода, то движения вперед не будет. Но мне кажется, что первые вопросы взяты из какого-то прошлого далекого, потому что везде в мире города развиваются, благодаря бизнесу. И везде этот бизнес развивает города, главным образом ориентируясь на тех, кто этим будет пользоваться, то есть, на жителей. Если уж привести пример какой-то более простой и понятный: есть производители автомобилей, понятно, что для них приоритет — сделать автомобиль удобным и безопасным для покупателя. Так ведь? То же самое для города: если есть власть, то для нее автоматически приоритет в том, чтобы это соответствовало долгосрочным и краткосрочным запросам людей. Но вот мне кажется, что наша-то беда заключается в том, что мы очень плохо умеем формулировать представления о будущем и о настоящем. Вот приведу пример буквально вчерашний: в интернете вижу прекрасную информацию о том, что в столице Татарстана Казани вводится новая норма для движения общественного транспорта — приобретается билет на один час. За это время вы бесплатно пересаживаетесь в любой общественный транспорт города. Я выкладываю это в фейсбуке и получаю ответ: «Так у нас же в Нижнем Новгороде почти что то же самое!» А что то же самое? Можно купить билет за 90 рублей, по сути дела, и пользоваться всеми видами общественного транспорта, которые, правда, составляют лишь половину, потому что есть еще коммерческий транспорт. Но вы понимаете, что одно дело — человеку предложить воспользоваться транспортом бесплатно в течение часа, и другое дело — предложить ему вариант потратить 90 рублей. И кто-то не понимает, что это в принципе недопустимые вещи со стороны властей — лишать именно тех возможностей, которые сейчас становятся общепринятыми в других городах.

Теперь я к более стратегическим вопросам перейду. Мы сейчас, наверное, будем говорить про площадь Киселева. Я много лет пытаюсь объяснить власти (вот я не знаю — эксперт я или не эксперт?), когда я говорю с чиновниками и объясняю, что, если мы строим дорогу-дублер проспекту Ленина, так она должна начинаться от улицы Юлиуса Фучика в Автозаводском районе и идти до Комсомольской площади, то есть, по всей длине проспекта Ленина, тогда это будет настоящий дублер. В тишине они мне кивают. Как только дело доходит до каких-то общественных обсуждений, в рот воды набирают — ни один ни слова не сказал, будто бы я ничего не говорю. Поэтому, когда звучат такие вопросы типа «профессионалы или демократы?», то давайте разберемся, кто профессионалы, давайте разберемся, кто демократы. Мы этого, как правило, не делаем. Эти вопросы, я думаю, из прошлого. И вести речь просто сейчас нужно именно о том, что у нас является приоритетом, и не будем делить друг друга на людей первого или второго сорта. Мнение каждого важно, и важны аргументы, которыми это мнение подкреплено. Я бы так сказал.

Владимир Лапырин: Ну, а ваш вывод какой? Какой механизм-то здесь должен быть?

Александр Иванов: Обсуждение приоритетов без первоначального деления на людей первого и второго сорта — я бы так сказал.

Александр Суханов: Спасибо, Александр Владимирович. Я сейчас возвращаюсь к модерированию нашего заседания. Возник серьезный действительно вопрос. Есть эксперты и люди, которые считают, что должно быть вот так, другие эксперты и другие люди считают, что должно быть по-другому. Какое количество людей определяет, что вот эта задача носит название приоритета, а другая не носит? Сколько человек надо? Пять, 10, 30?

Александр Сериков: Один. (Смех в зале)

Владимир Лапырин: Губернатор что ли? (Смеется)

Александр Суханов: Так вот, как определить? Александр Алексеевич, пожалуйста.

Александр Сериков: Я бы все-таки вернулся к повестке, которую предложили.

Александр Суханов: Так.

Александр Сериков: Мы пока поговорили о городской среде. Очень приятно, что докладывал Владимир Солдатенков с точки зрения управленца, который может определить, он — один из лучших в городе нашем. И когда вы сказали, что он — главный по этой части... Он — главный в Законодательном собрании, а Чертков — главный в правительстве Нижегородской области, и в городе есть главный...

Итак, мы взяли один приоритет. И надо с этим согласиться — это очень важный приоритет...

Александр Царьков: Александр Алексеевич, погромче. Вторая половина вас вообще не слышит.

Александр Сериков: Это очень важный приоритет для городского развития и для качества жизни жителей, нижегородцев. Благоприятная среда — это то, что чувствует каждый. Если житель нашего города-побратима Эссена, приходя домой, не снимает своих ботинок, потому что они такие же чистые, как были утром, и говорит своим гостям: «Вы тоже не снимайте», - это означает, что все-таки качество среды и уровень среды там значительно выше. Поэтому у нас с Елизаветой Игоревной был неоднократно разговор, что тема благоприятной среды крайне важна.

Сейчас зададим вопрос: вот та программа, на которую потрачено достаточно большое количество денег, интересы какого количества людей затрагивает? Я не знаю, как, допустим, по Автозаводу и по Канавинскому району — вполне возможно, можно сосчитать, поскольку там затрагиваются локальные территории, но на примере улицы Большая Покровская мы должны сказать, что затрагиваются интересы — трудно ответить — ну, всего города. Потому что это достояние всего города — единственная главная пешеходная улица. И в этой связи, допустим, возникают некоторые вопросы. То есть, как работа по благоустройству улицы Большой Покровской, вне всякого сомнения, изменит качество этой среды? Потому что гранитная брусчатка лучше, чем цементная. И это бесспорно — даже можно не обсуждать. А что касается некоторых деталей — это требует обсуждений. И вот Владимир Иванович сейчас сказал, потому что у них был, видимо, разговор с Елизаветой Игоревной, о том, что идет работа по созданию общественной организации на территории улицы Большая Покровская. На вчерашний день представители этого бизнес-сообщества сказали: «Мы с проектом пока незнакомы». Но он, к сожалению, начинает уже реализовываться. И делать замечания очень сложно. То же самое у нас происходило по Нижне-Волжской набережной: мы сели в последний вагон уходящего поезда — к сожалению, здесь можно ничего уже не делать. То есть, использовать более эффективно те 500 миллионов рублей у нас возможности нет на сегодняшний день, мы будем делать то, что есть.

Мелочи. Вот товарищ Иванов имел вместе со мной удовольствие разговаривать около синагоги по ремонту дороги — ямочному ремонту, 100 квадратных метров. Среди ночи приходится выходить и спрашивать, что делают. «Дорогу делаем. Районная администрация заказала». Вот смею вас уверять как эксперт в городском хозяйстве — то, что они сейчас сделают, будет хуже, чем то, что они сломали на площади 100 квадратных метров.

Елизавета Солонченко: А в чем проблема?

Александр Сериков: В чем проблема? Потому что поднимали вот такой слой асфальта (показывает пальцами) и ямок там не было, потому что надо было набрать объемы на 100 квадратных метров, потом засыпали на этот же уровень щебенкой и приготовили место для асфальта. И асфальта будет вот столько (показывает вдвое меньше), он смоется. Очень приличный человек, я считаю, замглавы администрации Нижегородского района Вовненко — контактный такой, общительный человек, может быть, понял... Он мне возразил: «Александр Алексеевич, синагога нам сказала, что тут одни ямы». Я говорю: «А ты что — и поверил? Задание ты как составлял?» Но это маленькое отступление. Это вопрос, насколько мы эффективно тратим деньги, и насколько надежно будет то благоустройство. Потому что, возвращаясь к Александру Владимировичу — он дальше шел мимо Дома ученых. У Дома ученых сделан тротуар, но там каток еще не катался. А для нас это все крайне важно. И это на самом деле сейчас вопрос уже не столько общественного контроля, сколько производственного контроля, который должен быть на очень высоком уровне.

(Владимиру Солдатенкову) И в этой связи опять обращаюсь к вам. В бытность вашу главой администрации Автозаводского района Автозаводский район у нас стал одним из лучших, по сравнению с Нижегородским районом, в который всегда вкладывали. Кстати, небезынтересной может быть фраза. Когда было брожение в умах в конце 80-ых годов, первый секретарь райкома партии Прутков, выступая на очередном митинге, а их было действительно множество, произнес очень такую фразу: «Хватит кормить город!» Это означало, что деньги все вкладываются в Нижегородский район. Вот Владимир Иванович за много лет исправил эту ситуацию.

Так вот — я бы сейчас хотел вот к чему перейти и на этом закончить. Мы проговорили тему одного приоритета. И мне кажется, поскольку собрались эксперты, и у нас сегодня присутствует глава города, а объектом нашего внимания является только пока Нижний Новгород, мы практически не будем говорить о других городах, то какие еще приоритеты? И вот обмен мнениями в этой части мне представляется крайне важным.

Елизавета Игоревна, вероятнее всего, скажет о том, что завтра проводится некое мероприятие, оно связано...

Елизавета Солонченко: Мне будет приятнее, если вы скажите...

Александр Сериков: То есть, вы не возражаете? Глава города собирает экспертов в разных направлениях, и рассматривается тема качества жизни и стратегия развития города как совокупность проектов по повышению качества жизни населения. Вот как бы повестка дня, на мой взгляд, открытая для всех, в том числе, присутствующих авторитетных и уважаемых людей. Мне кажется, нужно определить приоритеты, потому что на основе этих приоритетов должна строиться программа. И программа должна быть направлена на то, чтобы улучшать это качество жизни. А если оценивать проект, то с точки зрения того, для какого количества жителей он принесет пользу. И в качестве приоритетного надо выбирать тот, который затрагивает, на мой взгляд, минимум 30 процентов населения. На другое, может быть, у нас пока просто сил не хватит.

Владимир Лапырин: Но вы не ответили на вопрос, который вам задавали.

Александр Сериков: Я извиняюсь за склероз, но напомните, пожалуйста. (Смех в зале)

Владимир Лапырин: И Александр Овидиевич говорил, и другие — вот напротив вас сидит господин Иванов, он тоже об этом спросил. Мнения все высказали: одни хотят это, другие — это. Кто точку-то поставит? Вы говорите: «Один человек». Кто один? Солдатенков в Автозаводском районе ставил точку, и район, как говорится, в примере был.

Владимир Солдатенков: Я не об этом говорил. Коллегиальное обсуждение обязательно должно быть.

Владимир Лапырин: А когда точку ставят и кто?

Владимир Солдатенков: Обязательную точку, будем говорить, поскольку все расходы, связанны с бюджетом, ставит городская дума, которая представляет интересы жителей всей территории, она ставит точку через эти вещи. Я не случайно хочу сказать, что тема городского пространства в рамках районов сегодня у депутатов имеет повышенный интерес. Интерес обсуждения с населением и вопрос направления средств на предпроектные работы, на предэскизные проекты — сегодня депутаты стали понимать, что это важный момент — и сегодня интерес к этим проектным всплескам у населения явно есть.

Я еще один маленький момент сказать хотел. Вот вы здесь минут пять говорили про дорогу у синагоги, и как некачественно ее делают. Но это бывает в любой отрасли в любые моменты. Но вопросы, связанные с преображением городской среды и с теми колоссальными работами, которые проводились по дорогам в этом году, и, наверное, редкий не заметил, что в этом году снег не успел сойти, какие колоссальные работы делаются по дорогам на территории Нижнего Новгорода, какую скрупулезную работу нужно было провести, чтобы трафик в дневное время транспорта не нарушался, как перевести работы в ночное время, повысить качество и эти объемы сделать... И когда мы смотрим социальные сети, социальные сети отражают разовые пометки с нарушениями в ночное время или вовремя знак поставили, не вовремя... Нужно все-таки знать, что многое переделывают и исправляют с учетом мнения. Вот я просто говорю: дорога у синагоги и общий объем дорог, который заканчивают сегодня делать по территории Нижнего Новгорода — это тоже городская среда, которая качественно сделана.

Александр Сериков: Ну, поскольку на мой вопрос сейчас ответ получен, Владимир Иванович вам ответил — он назвал «городская дума», я так думаю, еще к этому нужно что добавить? При появлении проектов масштабных они должны обсуждаться на стадии подготовки задания, а не при обсуждении уже готового проекта. Переделываться очень сложно абсолютно всем. И этой практики у нас пока нету.

Владимир Солдатенков: С Александром Алексеевичем я согласен. В чем дело? Что у нас всегда должны быть в запасе разработанные и обсужденные проекты. Не только по городской среде, но по разным направлениям — условно, ремонта школ, строительства детских садов. И почему? Потому что возникают самые разнообразные федеральные программы, связанные с городской средой. Условно говоря, появились деньги, а нет нормативных документов, а надо уже реализовывать. Для этого надо действительно от бюджета отрывать деньги, работать на перспективу, иметь обсужденные проекты — этим надо, безусловно, серьезно заниматься. Потому что тема — найти деньги на проект. Второй вопрос — срок проектной документации живет именно максимум три года. Это всегда моменты проблематичные, связанные с бюджетом и принятием решения властью. Я глубоко убежден — это мое мнение и со мной солидарные коллеги — что сегодня на проектную документацию в части развития города нужно отрывать, изыскивать деньги и иметь готовые обсужденные проекты.

Александр Сериков: (Елизавете Солонченко) Посмотрите, как Владимир Иванович, не общаясь с вами, говорит о том же самом проектном управлении.

Елизавета Солонченко: Как не общаясь? Он с нами очень общается...

Александр Сериков: Собственно говоря, завтра мы собираемся говорить о проектном управлении, и в этой связи я бы сейчас какую лепту внес? Вот благоприятная городская среда. Следующая тема, которую нужно взять — это качество пассажирских перевозок, качество транспорта. Это тоже затрагивает интересы даже не 30 процентов, а значительно больше. Уж какие там есть соображения — я надеюсь, Елизавета Игоревна выскажется по этому поводу. Конечно, если брать тему качества городской среды, качества жизни населения — есть проработки, есть научные проработки. Я считаю, что ими нужно воспользоваться и объединить усилия всех, кто способен поработать ради города, объединить сейчас вокруг главы города, которая этому уделяет просто огромное внимание. У меня все.

Александр Суханов: Спасибо.

Владимир Солдатенков: Я единственное, что добавлю — то, что вопросы по стратегии я оцениваю со стороны уже не как административный работник, я сегодня могу сказать, что стратегия работает, в правке управления проектами она кардинально меняется — то, что мы хотели видеть 5-6 лет назад и 3-4 года назад, что мы хотели видеть — сегодня она меняется, причем, меняется на ходу. И прилагаются, условно говоря, серьезные моменты по отвлечению рабочего времени, принятию решений. Поэтому практически можно сказать в круглосуточном режиме сегодня идет работа — сегодня идет перестройка администрации. Меня это очень-очень радует.

Александр Суханов: Мы послушали Владимира Ивановича, Александра Алексеевича, но всем понятно, что любое количество проектов можно выбрать, но на них никогда не хватает денег.

Владимир Лапырин: Слово бизнесу давайте.

Александр Суханов: Секундочку, вот я к этому и намекаю. У горожан, как правило, денег нет. Они хотят что-то исправить, но на какие деньги? Павел Михайлович, роль бизнеса в решении проектов городских, возможности, желания... Где преодолеть конфликт интересов между бизнесом и горожанами?

Владимир Лапырин: Или между бизнесом и администрацией?

Павел Солодкий: Да, спасибо. Ну, вы уже сформировали первый вопрос: власть, бизнес и горожане — чьи приоритеты? Коллеги, хочу сказать и напомнить, что лет 5-7 тому назад Санкт-Петербург, когда задумался о своем новом витке развития, они наняли очень серьезных экспертов — я как-то об этом говорил — международных и выложили свои результаты экспертизы следующие. Что город может достичь определенного уровня своего развития только благодаря синхронному развитию в разных направлениях. Это должно быть, как минимум, было написано, 18. Нельзя сделать только транспорт, но забыв о безопасности. Нельзя было сделать дороги, забыв о социальных вопросах. И так далее. Поэтому город должен развиваться, как любой живой организм, гармонично. Это первое. Второе. Я напомню, что это и безопасность, и коммуналка, и экология, и трудоустройство, и транспорт, и дороги, и все остальное. Конечно, и умение власти слышать те предложения, которые поступают.

И рад, что Елизавета Игоревна сама из бизнеса. Придя, первое, что сказала: «Вэлкам, я хочу слушать бизнес!» Мы с ней на прошлой неделе только за одну неделю две больших встречи провели. И, честно говоря, малый бизнес был шокирован. И многие сидели, не задавали вопросы, они просто молчали, потому что вот мэр, которая говорит: «Я вас слушаю».

Елизавета Солонченко: Они потом написали все вопросы. (Смех в зале)

Павел Солодкий: Шок прошел. Конфликт интересов неизбежен — давайте говорить честно — между властью, бизнесом, горожанами, а также внутри этих групп. Ну, давайте пример приведем. Я могу сказать, что два наших руководителя и его первый заместитель, я помню, лет десять тому назад сидели и спорили на комитете, а как сделать бульвар Октябрьский. Один говорил — туннель, а другой — виадук. И каждый считал, что он специалист. Они разошлись во мнениях. Я думаю, что его никогда не будет, конечно... Так же и горожане. Есть корпоративные интересы одной группы, которая живет у этой дороги, и она не хочет, чтобы ее расширяли, потому что больше трафик будет — это тоже конфликт интересов с общим развитием города. Так же и бизнес. Могу привести пример: сегодня большой конфликт — это изменение транспортной схемы, изменение вообще подхода. И, наконец, у власти дошли руки и харизма появилась навести порядок. Хочется, чтобы это было предсказуемо и заранее — за полгода, за год. Но те шаги, которые сегодня власть делает, встречают большое сопротивление от серых перевозчиков, от тех людей, которые работали, не платя налоги, даже не регистрируясь как предприниматели. Они зарабатывают колоссальные деньги, и сегодня их от этой кормушки оттягивают. Я допускаю, что это могут быть в дальнейшем какие-то и уголовные дела, потому что не хотят люди уходить с этого рынка.

Также в своем докладе уполномоченного за 16 год я указал, что самая большая проблема — это нелегальный бизнес, он захлестывает, в том числе и в области, и в городе у нас. Потому что люди, которые сегодня платят налоги, получают штрафы в сотни раз больше, чем нелегалы — так устроено наше законодательство. И, к сожалению, власть не может порой ничего сделать. Человек торгует какой-то продукцией. Ну, я вот приводил депутатам Законодательного собрания пример — водка. За продажу нелегальной водки, которая без акцизов, самопальная и тому подобное штраф до пяти тысяч, как правило, через суд — две тысячи рублей. Для предпринимателя, у которого кассовые аппараты, налоги, акцизы и так далее — от 150 до 300 тысяч. Порядок цен понятен. За прошлый год, по данным МВД, более 5000 жалоб на нелегальную продажу алкогольных напитков, и только около 10 — на легальных предпринимателей. Остальное все — черное. И, вступая в Чемпионат 18-ого года, можно сказать, что будет большая проблема с нелегалами, которые свой товар и свои услуги будут пытаться предоставить.

Есть предложение. Я озвучивал год тому назад сотрудникам МВД. Ну, мы знаем, что развивается «Безопасный город» - ставятся камеры, это очень важно, среда обитания. Но у нас остались предприниматели, которые поставили уже камеры. Я говорю: «А нельзя ли синхронизировать эти камеры — их десятки тысяч — с теми, которые «Безопасный город»? Их не надо покупать, устанавливать, но мы получим значительно большее пространство, в котором будет введено видеонаблюдение». Ответа пока я не услышал.

Второе предложение, пользуясь Елизаветы Игоревны присутствием. Я подчеркиваю, что открытость сегодня для бизнеса областного правительства больше, чем городского, в некоторых вопросах. К примеру, в поддержке предпринимательства. Для бизнеса городского очень многое непонятно, какие формы поддержки есть — где, когда, кем они поддерживаются. Департамент экономики, который отвечает за поддержку, сидит за кремлевской стеной, за проходной милиционера, то есть, как будто его охраняют. Понимаете? На самом деле он должен быть открыт. В Барселоне я видел, как это делается, в Москве, в Казани посмотрите. Туда люди приходят консультироваться: «Я хочу открыть бизнес. Расскажите где, какие курсы я могу пройти, какую поддержку?» Этого ничего нету. Если в области поставлены Дома малого бизнеса, туда люди приходят, чтобы подать заявку на субсидии, от полуторатысяч рублей до трех — им оказывают поддержку Дома малого бизнеса в оформлении документов. У нас на сайте — посмотрите, за 50 процентов стоимости вам это все упакуют. ОБЭП постоянно с этим борется. Понимаете? Мы сами создали эту непонятную среду для бизнеса. Должен быть входной барьер ниже, чтобы люди, оставшись без работы, или желающие работать легально и нормально... Мы должны им создать эти условия. Поэтому, Елизавета Игоревна, прошу вас, посмотрите на это. Мы завтра с вами встречаемся. И очень хочется, чтобы именно люди, которые работают здесь, могли понимать, какую поддержку они могут получить, тем более, областное правительство поддержки все передали на муниципалитет.

Я хочу сказать в заключение, что, конечно, конфликты между этими группами есть. Конечно, мы как экспертный клуб и как горожане, которые болеют душой... Конечно, и памятники, и все это важно... Но знаете, когда нас называют вымирающим городом, это обидно. Когда мы понимаем, что нам, благодаря разным стечениям звезд, дали статус столицы 15 лет тому назад, и мы упускаем сегодня это реально — и Казани, и ряду других городов — это тоже неприятно и обидно. И исправлять только нам.

В заключение хочу сказать, что здесь прозвучало слово «депутаты». Конечно, депутаты — важный и главный инструмент, но, вы знаете, делаются порой ошибки... Я могу привести пример: в 12 году наши депутаты городские приняли закон о парковках, где ужесточили практически в два раза количество парковочных мест для торговых комплексов, для жилых домов — для всех. Просто ужесточили. Решили, что до 20 года нужно ужесточить, чтобы было больше парковочных мест. В результате десятки инвесторов не пришли к нам в город, потому что они брали схему Перми, Казани, Москвы даже, и оказалось, что у нас жестче, чем в Москве эти нормы. И они говорят: «Земля дорогая, и мы не можем вложиться в покупку ее, потому что она конечна и ее очень мало». Слава Богу, это было исправлено, но...

Елизавета Солонченко: Но мы по торговым центрам опережаем.

Павел Солодкий: Ну, мы настолько опережаем, что не даем развития — я о том, что потом, слава Богу, хватило харизмы исправить это, спустя три года. Поэтому я предложил Елизавете Игоревне подписать соглашение со мной как с уполномоченным о предварительной экспертной оценке регулирующего воздействия на те законодательные акты, которые касаются бизнеса, прежде, чем их будут выносить и обсуждать на думе городской. Готовы вместе работать.

Елизавета Солонченко: Да.

Владимир Лапырин: То техзадание, о котором говорили...

Владимир Солдатенков: Коллеги, можно еще привести пример формирования городской среды предпринимателями. Если взять историю, наверное, 12-14-летней давности, когда на территории Нижнего Новгорода не было больших торговых центров, не хватало магазинов, то решался вопрос установки временных сооружений на территории Нижнего Новгорода. Достаточно интересный проект был. И когда принималось решение, что инвестиционный вклад может формироваться не в форме перечисления в казну города, а в форме формирования общегородской среды — это был очень замечательный проект. Когда ставится, условно говоря, временное сооружение — минимаркет или еще какое-то, мы понимали, какой вклад необходимо внести по этим вещам — этот вклад превращался в физику. Появлялись скверики, появлялась брусчатка, появлялись многие и многие моменты, связанные с этими вопросами. И принятие решения других руководителей о том, что нет, нам лучше бы копеечка в казне — они как раз повлияли на приоритеты. И тот момент, который был — хороший, позитивный, мы его потеряли. И просто еще вспоминаю событие более 12-летней давности — не такое уж, конечно, старое, когда собрали предпринимателей города на обсуждение поддержки бизнеса — руководителю нужно было доехать до Кремля всего пять минут, и мы с замглавы администрации просто поразились, когда было принято решение за эти пять минут, и появляется публично, что за три года мы должны провести работу и ни одного временного сооружения не должно быть на территории Нижнего Новгорода. Вот произнесение фразы о принятии этого решения — сегодня 15 лет мы кувыркаемся и не можем привести в порядок эту тему. За эти фразы ухватились нерадивые, которые самовольно что-то строили. Просто сам пример приведу. И то, что сегодня в своей структуре администрация города создает, несмотря на проблемы со штатами, бюджетом, тему коммерческого муниципального партнерства — это очень важно. Что сегодня департаменты непрофильные, будем говорить, незарабатывающие работают с бизнесом, и может сегодня бизнес приходить, как мы говорим, в непрофильные отрасли — культура, спорт — это очень важно.

И тема, допустим, нехватки спортивных сооружений, но ростом доходов сегодня покрывается, что спрос на фитнес-клубы, бассейны велик, и предприниматели готовы идти в бизнес, и администрация города с позиции расположения свободных территорий готовится это предложение поднять... Казалось бы, танцы — сегодня небывалый спрос на танцевальные коллективы. И сегодня, когда застройщик строит дом и какой-то торгово-офисный центр, ему говорят: «Подведи под формат вот такие-то площади, сформируй танцпол, и вот за собой приводишь конкретные этажи — трех-четырех других предпринимателей, которые занимаются этим бизнесом». То есть, сегодня с позиций формирования доходной части нашего населения бизнес может приходить в самые нестандартные моменты, связанные с развитием городской среды и темой спроса, который, будем говорить, не связан с ежедневным потреблением — обуться, одеться. Это тоже важно, что сегодня администрация города над этим работает. Прошу прощения, пример привел.

Александр Суханов: Спасибо.

Владимир Лапырин: Давайте поспрашиваем еще экспертов. Вот Семенов Евгений Евгеньевич. Вы сейчас сказали слово «бюджет», что, собственно говоря, налогоплательщик является и главным распорядителем бюджета, приоритеты-то от него должны исходить — во время выборной кампании он дает наказы. Но потом наказы трансформируются в решения, которые принимаются конкретными администраторами. Ваша точка зрения — есть здесь потеря приоритета или же здесь эти приоритеты населения могут трансформироваться? Пожалуйста.

Евгений Семенов: Я пришел людей послушать умных.

Владимир Лапырин: Ну, вот...

Павел Солодкий: Евгений Евгеньевич...

Александр Суханов: Вот Марина Владимировна может...

Владимир Лапырин: Игнатушко, да...

Марина Игнатушко: О чем я должна сказать?

Александр Суханов: О приоритетах общественных, как их учитывать, какой механизм был бы оптимальным...

Марина Игнатушко: Да, кстати, насчет того, как их учитывать, очень сложно сказать, поскольку здесь сидят люди, которые занимаются подсчетами социологическими, которые знают, что такое репрезентативная модель и все остальное. Я не могу поручиться за то, что я это знаю.

Владимир Лапырин: А свое мнение?

Марина Игнатушко: Свое мнение. Я на самом деле немножко записывала то, что рассказывали. И, например, у меня возник вопрос к Владимиру Ивановичу. Программа, конечно, замечательная «Комфортная среда». Но вы сказали, например, для Ленинского района шесть проектов уже разработаны. Они как?..

Владимир Солдатенков: Просто я привел пример, как заинтересованно работает над этим депутатский корпус Ленинского района.

Марина Игнатушко: Вы знаете про опыт Выксы?

Владимир Солдатенков: Про опыт Выксы? Да, знаю.

Марина Игнатушко: Там замечательная программа...

Владимир Солдатенков: Замечательная, да.

Марина Игнатушко: И как они работают именно со дворами. И проект получается после того, как с людьми это уже обсудили. Очень долго все это происходит. Вот у нас просто нет такого.

Владимир Солдатенков: Здесь согласен. Опыт Выксы и другие могу привести опыты.

Марина Игнатушко: Да, то же самое делает Татария.

Владимир Солдатенков: Вопрос ведь, понимаете, потери какой-то. Если мы говорим про город-сад дворовых территорий, то в определенный период времени Нижний Новгород опережал все территории. Но не терпит вакуума. Когда эта программа прерывается, тогда теряется и наследие, и умение, и качество прочих вещей. Просто тема эта — того же бизнеса и комфортной среды — она прекращается. Просто могу пример привести: резкое сокращение объемов капитального ремонта дорог на территории Нижнего Новгорода привело к тому, что сегодня пропало большое количество фирм, которые занимались благоустройством. Да, сегодня у нас есть — я грубо говорю — могут катать магистрали от Калининграда до Дальнего Востока, но, извините, бордюр на пузе таскать по дворам — сегодня этих фирм нет, они растворились. Другой бизнес, про который мы говорим — капитальный ремонт жилья — о чем мы беспокоимся, друг друга критикуем. Но опять момент от принятия одного закона до другого, когда федералы сначала финансировали на рубль — три, и шло все успешно по капитальному ремонту. Переход к котлу — пять лет — не позволяет бизнесу выжить. Никто же не будет ждать. «Пять лет я подожду, и мне сформирует специалист заказ по кровлям, по фасадам и прочее». И опять говорю — та же самая комфортная среда — непринятие решения приводит к тому, что большая часть бизнеса, занятая в отрасли — династии, не династии — растворяется. И вот сегодня самая большая тема по капитальному ремонту — это тоже городская среда — не в том, чтобы расходовать деньги, а найти исполнителя, кто будет этим заниматься.

Когда мы говорим про бюджет, в 11 году Нижний Новгород провел конкурс и заключил с «Институтом города» (Москва) соглашение о стратегии развития Нижнего Новгорода до 30 года. И меня ни с того, ни с сего взяли и поставили за концепцию этого. И самая главная тема была — формирование Нижнего Новгорода, миссия Нижнего Новгорода и, как мы говорим, на что будет заточен. То есть, я хочу понимать, а через пять лет на что будут жители Нижнего Новгорода жить, какую работу мы им дадим. И вот тут город судился... Вопрос до сих пор открыт. Да, говорили про автомобилистов и все прочее. Но сегодня этот рынок меняется. Мы должны понимать, а чем будет жить Нижний Новгород, на что покупать услуги, чем мы их будем загружать — сегодня это достаточно открытый вопрос. Под эти вещи и бизнес должен сформировать свои услуги. Это один из серьезнейших вопросов. Я прошу прощения, про бюджет когда я говорю...

Павел Солодкий: Я тоже про бюджет. Сегодня мэрия от своих предшественников начали не с плюса, не с нуля, а с минуса. Это недоверие бизнеса к власти, ужасное недоверие: город просто кинул предпринимателей два года тому назад. Напомню: 1 миллиард 650 миллионов — это долг Нижнего Новгорода. В договоре написано — 30 дней оплата, а оплата была с задержкой на год-полтора. Тогда, например, курс сменился в два раза, кредиты стали 25-30 процентов, а город рассчитывался только через воздействие прокуратуры. И сколько, я знаю, депутатам пришлось взять, вырулить и раскрутить этого. Мы были на первом месте в Приволжском федеральном округе и практически в России по долгам перед бизнесом. Многие предприниматели ко мне приходили и говорили: «Мы — банкроты. Мы пошили шторы детскому саду. Я не могу: у меня налоговая арестовала счет, у меня нечем зарплату платить, прокуратура уголовное дело возбуждает, а город мне не платит». И напомню, что еще полтора года тому назад долги города продавались на рынке за 50 процентов. Поэтому из этого пике нужно выйти. Нужно доверие, чтобы предприниматели пришли и начали оказывать услуги, веря, что с ними рассчитаются.

Владимир Солдатенков: В конце концов, городская власть рассчиталась за эти долги, хотя и с большой задержкой.

Александр Суханов: Спасибо, позиция понятна. Александр Царьков, пожалуйста.

Александр Царьков: Уважаемые коллеги, что меня конкретно сейчас беспокоит? Первый момент — что за нас решают приоритеты. Вы знаете, что объявлен тендер, сейчас уже примерно известно, какая будет фирма работать над стратегией Нижегородской области, и там будут прописаны приоритеты. Это раз. Второй момент: поскольку я житель Нижнего Новгорода, меня это все волнует, несмотря на возраст, и мне хочется жить в комфортном и нормальном городе, я приветствую инициативу, которая связана с Общественной палатой. Что это повлечет? Уже появляется куча разных проектов разворотных. И далеко не факт, что эти проекты будут учтены в стратегии развития Нижегородской области и в стратегии развития Нижнего Новгорода, которая принята нашей городской думой, хотя этой стратегии мы высказали свое «фэ» со стороны Высшей школы экономики, глубокое, да. Она не будет работать, а если она нужна — ну, только где-то закрыться и получить денежки. Это тоже понятно.

Значит, какое у нас конкретное предложение? У нас есть очень хороший опыт Нижегородской области, когда область пикировала при губернаторе Ходыреве. Вот здесь Павел Михайлович упомянул очень хорошую ситуацию, которая была. У нас тоже такая же ситуация была 12 лет назад перед приходом Шанцева. Что было сделано? Я должен сказать, что тогда работала достаточно ответственная группа во главе с Кириенко Сергеем Владиленовичем. Они заказали большую работу. Эта работа называлась «Гражданская ассамблея», и кто-то из здесь присутствующих тоже были — и Павел Михайлович, и Виктор Иванович присутствовали. Что дала эта «Гражданская ассамблея»? Были использованы совершенно новые технологии, которые позволили учесть интересы восьми основных профессиональных групп стейкхолдеров в городе — в том числе и горожан, и бизнеса, и финансистов, и предпринимателей. Мы не могли раскрывать эту стратегию последние пять лет, поскольку перед Кириенко имели определенные обязательства. Но понимаете, когда этот документ в свое время был положен на стол руководителю президентской Администрации и вместо Ходырева — это был беспрецедентный случай в истории регионов России. Когда обязательство президента Путина перед губернатором Нижегородской области Ходыревым не было выполнено — его не назначили на второй срок. Причем, хорошую позицию здесь сыграло областное Законодательное собрание. Люлин Евгений Борисович лично ездил, отвозил этот документ, и это сыграло свою роль. Что мы предлагаем сейчас? Мы предлагаем повторить этот опыт «Гражданской ассамблеи», собрать туда основные группы стейкхолдеров и там выработать приоритеты, которые будут одобрены и депутатами, причем, депутаты должны привлекаться всех трех уровней — и городской думы, и Законодательного собрания, и Совета Федерации, дальше должны быть представлены основные ветви власти и обязательно горожане. И еще я хочу на одном акцентировать внимание: у нас не прозвучала молодежь. Там же работала группа молодежи, и была выработана молодежная политика. У нас есть Молодежная палата. И посмотрите — было рассмотрено 100 различных проектов в течение двух с половиной дней, причем, все участвовали в их рассмотрении. Отрейтинговано было порядка 50 проектов. Пошло в дело с одобрения всех 30 проектов. И вы знаете, несмотря на все перипетии, которые были с санкциями, с кризисами, когда мы проводили анализ с господином Козловым, мы удивились: 75 процентов проектов было выполнено. И когда мы стали разбираться, а почему они выполнены, то оказалось, что главную роль играл энтузиазм тех людей, которые выполняли эти проекты. Они сами лично были заинтересованы, они не всегда даже привлекали городские или областные средства через Законодательное собрание, но они добивались выполнения этих результатов. Поэтому, если вас заинтересует, мы готовы снова предложить проведение «Гражданской ассамблеи».

Александр Суханов: Спасибо, Александр Сергеевич.

Павел Солодкий: Да, и Канатная дорога, и Арсенал были тогда там...

Владимир Солдатенков: Мы учтем это предложение. Мне как депутату Законодательного собрания ваше предложение очень интересно, и мы обязательно с вами встретимся.

Александр Царьков: Давайте.

Владимир Солдатенков: Что касается «Стратегии 2020», которая сейчас действует на территории Нижегородской области, то вопрос в Законодательном собрании мы будем обсуждать. Мы сегодня понимаем и говорим: «Дайте нам предложения, как это отработать». Мы будем советоваться со специалистами, которые более хорошо знают реалии на местах, что можно поправить. Поэтому мы ждем от правительства. И обязательно свяжемся с вами, чтобы внести правки, про которые вы говорите.

Александр Царьков: Потому что у нас есть большие сомнения, очень большие...

Владимир Солдатенков: Деньги есть, условно говоря, будем закладывать, но нам надо израсходовать...

Павел Солодкий: Просто конкурс надо провести правильно...

Владимир Солдатенков: Согласен с вами.

Александр Суханов: Спасибо. Вот уже появляются реальные шаги дальнейшие, вытекающие из нашего заседания. Андрей Васильевич, пожалуйста, как видится вам проблема?

Андрей Дахин: Спасибо. Наверное, я продолжу как-то мысль Александра Сергеевича. Потому что действительно самая широкая рамка по формированию широкого партнерства гражданско-муниципального и муниципально-бизнесового, конечно, связана со стратегиями — с тем, что хотят видеть люди, которые здесь живут. Потому что, если это желание воплощается в какие-то реальные документы, значит, это включается социальная энергия территории. Люди, если они хотят, будут делать даже вне зависимости от того, платят им зарплату за это или это просто какие-то компенсации отдельных затрат — трудовых или, может быть, даже денежные вложения, и так далее. То есть, я начну с того, что во всех этих государственных программах самая трудная задача — включить социальную энергию, которая на территории есть. Мы видим ее выплески в извращенных где-то формах или в формах, которые невозможно использовать для какого-то социального практического конструктивного действия. В Нижнем она тоже есть. Для этого, конечно, нужно встречаться и искать способы улавливания и аккумуляции этой энергии социальной.

Что конкретно, на мой взгляд, нужно иметь в виду? В отношении бизнеса, безусловно, нужны вот эти технологии МФЦ, их надо срочно распространять на этот сегмент. То есть, открытая площадка, куда можно придти проконсультироваться. Все бизнес-структуры — вы посмотрите — все банки — давно у них это все выстроено консультативное, из двери там даже тамбура нет — можно войти. Поэтому это нужно обязательно делать срочно. Акцент — уходить от принципа налогового бремени, от фискальности, искать нефискальные способы взаимодействия с бизнесом. Нефискальные! Поставьте знак восклицания. Только тогда, когда предприниматель понимает и хочет тоже этого — он понимает, куда деньги идут — тогда он может сюда пойти. Он даст деньги. Мы прекрасно понимаем, что люди на своих мелких территориях помогают каким-то бедным детям больным разрозненно — все это хаос. Если поставить задачу кумулятивно взаимодействовать с бизнесом, то давайте искать нефискальные механизмы. Займы давать городские. Давайте, бухгалтерия! Кто финансисты? Предлагайте! Чтобы было все честно, на какой-то срок, с возвратом и так далее.

Не менее сложный сегмент — это то, что называется гражданское общество. Сколько там президент в своих посланиях ни посылает — внизу воз практически ныне там. В Нижнем вот сейчас как бы новое такое усилие предпринимается — формирование Общественной палаты. На моем ощущении, что возникает, формируется как бы такая новая платформа, новый подход. Мероприятие, которое на август планируется, я думаю, может дать три результата. Первое: мы формируем референтную группу — актив города — человек 300 плюс. Мы будем понимать, кто в городе может засучить рукава и рюкзак за плечами, уже как бы с проектным опытом, сколько этих людей, каких они секторов придерживаются, где их актив. Второе: представители этих 300 плюс или сколько будет... там 33 человека — это Общественная палата, как бы координирующий центр, который снимет взаимодействие, с ними работая. Потому что другого до сих пор не было такого центра, который бы с этой общественной активной референтной группой на постоянной основе более-менее работал. У депутатов свой режим работы, он очень специфический. Другое дело, как это связывать нужно. Можно найти какие-то технологические формы для того, чтобы это работало. А третья задача — это как бы приоритетные наиболее значимые сферы общественной активности, которые тоже могут определиться при выборе, при формировании Общественной палаты. Я считаю, что вот этот кластер гражданский городской для вот этого большого стратегического future search сформируется здесь примерно к 25-ому числу. Частный бизнес — мы примерно понимаем кто, предприятия промышленные — примерно понимаем, депутатов мы знаем. То есть, у нас к сентябрю будет примерно полная картина ключевых референтных групп для вот такой стратегической сессии.

Последнее, пожалуй, на чем остановлю внимание. Понимаете, проблема в том, что заглядывать чуть-чуть выше края рабочего стола — отсутствие этой привычки — постоянно сажает нас в лужу. Во-первых, привычка идти от бюджета, что у нас денег нет, поэтому не будем ничего загадывать — плохая привычка. То есть, мы спотыкаемся об нее уже последние года три. Нужно четко понять спрос по ключевым секторам городского хозяйства — реальный спрос — сколько. Потому что под это надо мощности готовить. Мы видим, что денег оказывается больше, чем реальных мощностей по производству асфальта, дорожного покрытия, стен, домов и так далее. У нас мощностей нет, и мы не знаем, где их взять. Мы должны прогнозировать этот спрос на хозяйственную жизнь города. Второе: работает МФЦ, общественные услуги... Спрос — кто занимается маркетингом в сфере общественного спроса на вот эти самые услуги? Мы говорим, что будем увеличивать качество, расширять ассортимент. А спрос мы меряем или нет? Мы же не знаем ни образовательный спрос, ни медицинские услуги. Ну, то есть, там информация собирается, но обрабатывающей мощности тоже нет, которая бы говорила, что на следующий год у нас объем спроса по таким направлениям такой примерно, по жалобам — например, такой, по оформлению в собственность жилья — такой. У нас же ничего нет, мы вслепую работаем. Это надо закрывать. И третье — это спрос на самореализацию творческую населения. Вот эти самые креативные группы, креативный класс, социальные инициативы граждан. Ну тоже надо здесь понимать. Вот мы, скажем, сформируем Общественную палату — с этого плацдарма можно будет какую-то работу по оценке этого спроса вести. Потому что тогда мы будем понимать грантовых программ нам сколько надо, чтобы закрывать этот спрос. Не по принципу, что 100 заявок подали, мы 10 дадим каким-нибудь, а 90 — они куда, что будет с этим?

Владимир Лапырин: Андрей Васильевич, а вот такой опыт, который ваш сосед слева, наверное, имеет — я имею в виду опыт «Народного фронта»... Вот убитые дороги — пожалуйста, вот карта убитых дорог, ее составляет каждый желающий, каждый желающий может посмотреть. А карта убитых дворов? Разве не в силах «Народный фронт» это сделать?

Андрей Дахин: Наверное, в силах.

Владимир Лапырин: Карта запущенных территорий — возможно это сделать или нет? Люди откликнутся на это. Каждый знает свой двор, свой дом. Он с удовольствием, наверное, не только покритикует домоуправление, но он внесет и свои предложения. Леонид Сухотерин, может быть, вы подскажите — есть механизм или нет, работает он или не работает?

Леонид Сухотерин: Уважаемые коллеги, благодарю за предоставленное слово. Мы работаем уже полтора часа. Я постараюсь уложиться минутки в три, чтобы много времени не занимать, дать возможность высказаться другим. Сначала маленькая техническая справка: я все-таки здесь представляю не «Общероссийский народный фронт», а некую семью нижегородцев, которая живет здесь уже более 150 лет — по документам, то, что я могу отследить — в центре города прям. С 90-ых годов XIX века. Нас здесь четыре представителя «Общероссийского народного фронта», но никто из нас от имени «Общероссийского народного фронта» не уполномочен выступать. Мы каждый представляем отдельный вид своей основной деятельности.

Я приготовил несколько пунктов. Пункт первый. Каждый день я читаю четыре-пять жалоб жителей на те или иные нерешенные проблемы в области городской власти, то есть, я вообще живу в определенной депрессии. То есть, эти жалобы приходят каждый день. В качестве примера: в понедельник наши коллеги ездили в село Умай Вадского района — там просто тупо разваливается дом. Он признан аварийным, он разваливается. Ездили вместе с министром Сыровым. Никакого решения о переселении людей из этого аварийного дома в зиму не принято: нет денег просто. Дом разваливается, а денег нет. Поэтому первый тезис, который я хотел бы, чтобы все услышали: когда мы говорим о приоритетах с точки зрения всех жителей, мы говорим о тех проблемах, которые никогда не будут решены. Приоритетные какие-то решатся, а остальные не решатся. Это именно про двор и про дороги. Беда не в том, что из 365 дорог, на которых есть дефекты, которые отмечены на карте Нижегородской области, сделают двадцать. Беда в том, что 330 остальных не сделают. И это лишает людей перспективы общения с этими проектами. Это та же самая история с дворами. В прошлом году проанализировали все детские площадки Нижнего Новгорода, выявили, где они опасные, где не сделанные. Все ответы от главы администрации города — в районах что-то исправили, а в городе все написали: «Денег нет — делать ничего не будем». Поэтому, ставя точку по первому тезису, говоря о приоритетах, мы должны понимать, что остальные проблемы мы не решим, и хотя бы понимать масштабы этого.

Второй тезис. Давным-давно, уже более 10 лет назад, в городе Кирове проходил форум по преодолению бедности. Это такая старая история, прямо давнишней давности. В тот момент в городе Кирове и Кировской области всю торговлю осуществлял местный бизнес. И приехавшие выступающие московские эксперты говорили о том, что все это закончится очень быстро: придут сети, и весь местный бизнес по производству продуктов (а он на порядок был лучше нашего, сельское хозяйство Кировской области жило и существовало гораздо лучше нижегородского) ляжет. И, собственно, прошло время, пришли сети, и все легло. Мы не совсем сами виноваты в том, что мы перестали быть столичным городом. Просто не очень внимательно следили за тенденциями. То есть, четыре часа до Москвы за полторы-две тысячи рублей сделало нас глубокой провинцией. Ну, не каждый день, но раз в неделю в фейсбуке публикуется пост: «Я собрал вещи и уехал жить в Москву», «Я собрал вещи и уехал жить в Москву», «Я собрал вещи и уехал жить в Москву». Не за границу. То есть, ту социальную энергию, которую призывал Дахин, ее Москва высасывает. Поэтому запуск ВСМ делает нас вообще просто глухой провинцией, пригородом. Как в свое время шутили про «Нижние Лужки» - «Большие Лужки», «Малые Лужки» и «Нижние Лужки»... Соответственно, я считаю, что мы можем обсуждать только один тезис — среда для бизнеса. Все. Он платит налоги, все остальное прикладывается к этому. Без бизнеса никакие парки и скверы, о которых мы так мечтаем с господином Кузнецовым, мы для пенсионеров не построим. Только один приоритет — что сделать, чтобы бизнес в нашем городе жил. То есть, сначала зарабатываем деньги, а потом их тратим. Все осторожно говорили: «А что приоритеты-то обсуждать? Денег нет все равно». Но при этом даже уважаемый господин Солодкий говорит: «Давайте развиваться гармонично». Я считаю, что у нас мало бизнеса, мало плательщиков налогов, и делить нам нечего.

Александр Суханов: Никакой гармонии, да?

Леонид Сухотерин: Никакой гармонии. Мы потеряли крупнейших налогоплательщиков. ГАЗ, например. Я люблю рассказывать о нижегородцах: сначала нижегородцы получили свободу, потом они купили иномарки, потом ГАЗ сократил производство, потом нижегородцы стали спрашивать: «А где хорошие дороги?» Так они там, где они иномарки купили — в Японии, в Германии. Все же очевидно. Хотя, безусловно, заслуга господина Солдатенкова, который там был главой района, если сравнить качество Нижегородского района и качество Автозаводского — это небо и земля и по чистке снега, и по всему.

Тут короткий пример, который тоже с министром Чертковым обсуждали. Хорошо, Большую-то Покровскую мы выложим гранитом, а кто ямы на Октябрьской-то заделает? Для того чтобы перейти с Большой Покровской на Октябрьскую нужно убиться просто лбом, потому что нету нормально сделанного тротуара.

Павел Солодкий: Уже делают.

Леонид Сухотерин: Я сейчас про тротуары скажу...

Павел Солодкий: Две минуты закончились.

Леонид Сухотерин: Я стараюсь коротко, в общем. Ну, две минуты, да...

Следующий тезис — тогда буду еще меньше объяснять — мнение общественников не равно мнению общественности. Приведу на нейтральном примере, не затрагивая Стрелку, сохранение домов и всего остального. То есть, вот абсолютно на нейтральном примере. Я принадлежу к той группе общественности, которая считает, что часть улиц Нижнего Новгорода надо переименовать. Самый короткий пример: никогда Большая Ямская не называлась Ильинской. Та часть бывшей Краснофлотской, которая идет, условно говоря, от площади Лядова до Малой Печерской — это Большая Ямская. Она рифмуется с Малой Ямской, Третьей Ямской и Почтовым съездом. Соответственно, при переименовании обратно из Большой Ямской через Ильинскую и Краснофлотскую, отменяя Краснофлотскую, взяли и Большую Ямскую назвали Ильинской. Таких случаев существует некоторое количество. Но общество не поддерживает переименования. По любому вопросу: «А давайте переименуем?» - общество встает на дыбы в широком своем смысле: «Никаких переименований нам не надо!» Можем опять взять пример Кирова — сколько ни пытались протолкнуть его переименование в Вятку — все, пусть Киров остается. Хотя там успешные переименования улиц года три назад были. Ну, Халтурина там с улиц убрали. То есть, мнение общественников-активистов не равно мнению общественности. Поэтому в этом опасность Общественной палаты. К этому хотел привести короткий социологический пример. Есть такой социологический короткий опыт — всегда смотрю на сайте телекомпании «Волга», там существуют опросы. Простой пример: 40 процентов — за то, чтобы ругаться матом, 40 процентов — за то, чтобы всех, кто ругается матом, арестовать. То есть, по некоторым вопросам мы консенсуса не найдем.

Про тротуары. Я работаю по адресу Кожевенный переулок, дом 5/9. У нас дом старый, возле него лежала брусчатка, стояли фонари, была ливневка. Брусчатку всю снимают, закрывают асфальтом. После этого делают технологическую дырку. После этого фонарь оказывается на пути движения, его срезают, потом его переставляют, делают дырку в асфальте — в нему прокладывают электрический провод. Потом делают одностороннее движение. Срезают знак, остается осколок. Под него чуть не расшибаются люди. Потом этот осколок срезают под ноль.

Павел Солодкий: Создается впечатление, что за это больше платят.

Леонид Сухотерин: И в результате этой истории на новом сделанном куске тротуара восемь дырок. То есть, его сделали месяц назад — уже восемь дырок. Это к вопросу о планировании.

Александр Суханов: Хорошо, спасибо, Леонид Янкович. Александр Васильевич.

Александр Прудник: Большое спасибо. Я снова возвращаюсь к моему давнему предложению для нашего эксперт-клуба — это завести большие песочные часы, чтобы каждый смотрел, как убегает время...

Александр Суханов: Я все жду, что подарят...

Павел Солодкий: Хорошо. Подарю. Беру на себя. (Александр Прудник смеется.)

Александр Прудник: Я тогда начну тезисно. В первом вопросе нашего сегодняшнего обсуждения стоит слово «горожане». Но при этом надо понимать, что горожан как таковых нет. Горожане как нижегородское общество не структурированы. Они состоят из разных групп разных интересов, которые, к тому же, конкурируют между собой, о чем замечательно рассказал сегодня Владимир Иванович. Конкурируют между собой проекты, конкурируют между собой районы, конкурируют между собой группы социальные. И поэтому мы должны понимать, что именно в тот момент, когда мы научимся организовывать и структурировать вот эти существующие различные группы горожан, с этого момента у нас появляются субъекты, с которыми мы вступаем в диалог. А иначе эти группы не способны часто выразить свой интерес, свою позицию. Простейший пример: возьмем — поскольку здесь у нас сидит Андрей Вовк, он не даст мне соврать — Дзержинск. Когда в Дзержинске ликвидировали трамвай. Опросы мы проводим — горожане под 90 процентов против того, чтобы не стало трамваев. Организовывают митинг за то, чтобы сохранить трамваи. На митинг приходит около 300 человек. И все говорят: «Вот у нас народ такой инертный, не может отстаивать свои права». Это бессмысленная постановка вопроса. Для того чтобы провести подобное общественное мероприятие, необходима организационная работа. Это Дзержинск. Хорошо, что сейчас, наконец, восстанавливают.

Владимир Лапырин: Предлагают, да...

Александр Прудник: Возвращаемся к Нижнему Новгороду. Стрелка. Разные группы общественности выступают против того, чтобы снесли эти портовые краны. Приносят, показывают, как красиво в других городах Европы это обыграно, это стало частью культурного наследия. Говорят: «Давайте проведем опрос». Проводим опрос. Там, в том числе, есть такой вариант ответа - «Сделать на Стрелке музей индустриальной истории». И это получает самый меньший выбор. Почему? Все отвечают: «Мы и так живем в индустриальном пейзаже». Понимаете, один термин, который неправильно был использован для работы с общественностью, обрушил просто результаты. Я, когда смотрел на результаты, плакал, поскольку на месте тех, кто планировал бы там все переделать, взял бы эти результаты и сказал: «Видите, что народ хочет?» - и все бы там снес под ноль. Хорошо, что это хоть не было сделано. Таким образом, необходимо, чтобы представители гражданского общества научились работать с обществом, а не только с властью и сами с собой.

И затем, переходя уже к конкретным вопросам. Первое — это грустно смотреть на то, что Нижний Новгород потерял весь креативный потенциал. (Роману Амбарцумяну) Роман Михайлович...

Александр Суханов: Куда дел?

Александр Прудник: … куда дели креативный потенциал? Дело в том, что сегодня за этим нашим столом круглым, как только о чем-то говорим, пример приводят, говорят: «Казань». Сколько раз прозвучала Казань, да? Другие города Поволжья — тут звучала у нас и Самара, тут и Чебоксары звучали, Саратов... Нижний Новгород, я вам гарантирую, куда ни придете — нигде не звучит. Нигде не звучит, что там такого сделано, на что надо ориентироваться и сделать у нас точно так же. А ведь было раньше все это. Надо найти снова эти проекты, которые прозвучат на федеральном уровне. И это надо сделать обязательно, потому что когда-то это было.

Затем следующее. У меня даже есть предложение. Я затрагиваю опять сейчас бизнес. У нас говорят о благоустройстве и комфортной среде придомовых территорий. Сейчас почти рядом с каждым более-менее крупным домом на придомовой территории стоит магазин, который в шаговой доступности. Придомовые магазинчики, да.

Павел Солодкий: Нестационарный торговый объект называется.

Александр Прудник: Иногда они из кирпича построены...

Павел Солодкий: Они нестационарные.

Александр Прудник: Да? И вот они есть. Я не знаю, что с ними сделают, но одно можно сделать без всяких затрат денег. Я об этом говорил еще и с предыдущим нашим мэром, поэтому повторяю свое предложение снова. Поскольку это придомовой магазин, он не должен торговать алкоголем. Разговоры о том, что тогда мы разоримся... Мы должны по всей стране перестать заниматься этим.

Александр Суханов: Александр Васильевич, мы не разоримся, а вот они разорятся.

Александр Прудник: Да никто не разорится. Слушайте, рядом со мной есть один магазинчик. Там какие-то ограничения ввели, психанул владелец и ушел. Вместо него пришли два азербайджанца и никуда не разорились — торгуют. Тем более, у нас президент выступает за здоровый образ жизни. Это замечательно, это оздоровит всю обстановку.

Владимир Лапырин: Посмотрите на наши города — карту бы «Народному фронту» составить — все наши улицы превратились в «Красное&Белое», «Бристоль», «Красное&Белое», «Бристоль»... Сами собой закроются все придомовые...

Александр Прудник: Затем следующее — транспорт. Сегодня о транспорте как раз Сериков упомянул. Транспорт в нашем городе ну просто в позорном состоянии. Стыдно в миллионном европейском городе, чтобы ходили такие маршрутки и такие троллейбусы. (Павлу Солодкому) Вот вы не ездите, вы их не видите...

Павел Солодкий: Мы их видим из окна.

Александр Прудник: Ничего более позорного представить себе невозможно. Это уровень Бангладеш.

Павел Солодкий: За транспорт сейчас война идет. Город наконец-то начал наводить порядок...

Александр Прудник: И второй момент — у нас должна появиться, как во всяком приличном современном цивилизованном городе, выделенка для общественного транспорта. Первое — отгородить трамвай, чтобы он стал скоростным и не стоял. Почему в городе Базеле трамваи носятся и никому не мешают? Потому что поставили такие бордюры, что ни один автомобиль не может въехать. А у нас, кому ни скажу, говорят: «Весь транспорт встанет». В Базеле не встает, а у нас встанет. Да что же это за такое? И второе — выделенка. Да сделайте этот проспект Гагарина! Говорят: «Тогда все встанет». Ну, привет... В Тегеране, Господи, во вшивом Тегеране не встает, а в Нижнем Новгороде обязательно встанет. Да что это за такое? Да попробуйте хоть сделать. Попробуйте. Денег никаких не надо — заметьте себе.

Александр Суханов: Как? Ни на бордюры, ни на что?

Александр Прудник: Просто еще одну полосу другим цветом отметьте — и все.

Владимир Лапырин: Камеры видеонаблюдения добавьте — и будет...

Александр Прудник: Я закончил.

Александр Суханов: У нас остался еще один человек. Виктор Иванович, пожалуйста, ваше мнение о приоритетах.

Виктор Лысов: Я в этот раз не закрываю. Поэтому не натягиваю на себя, буду конкретен, без претензий на последнее заключительное слово.

На мой взгляд, одна из главных проблем — не берусь судить... главная проблема формирования вот этих приоритетов — участие вовлеченной общественности, по крайней мере, в обсуждении — это проблема субъектности. А именно — а что такое общественность? Совершенно справедливо заметил уважаемый Леонид Янкович, что мнение общественников не совпадает с мнением общественности и общества тоже. Совершенно справедливо мнение о наличии огромных групп интересов, которые вряд ли будут представлены в Общественной палате. Если посмотреть даже не очень внимательным глазом, как написано положение об Общественной палате, понятно, что оно быстро написано и быстро сформировано, чтобы не делать общую процедуру, по которой сформирована федеральная Общественная палата, региональная Общественная палата и так далее. Кто, собственно, выбирает этих активистов? Некая экспертная рабочая группа. Кто будет против этого возражать? Представительная власть сама сформировала и приняла это положение. Кто выдвигает этих людей? Понятно, что там есть вроде бы положение, которое позволяет самовыдвиженцам заявлять о себе. Много ли таких самовыдвиженцев?

Елизавета Солонченко: 99 процентов.

Виктор Лысов: Очень хорошо, замечательно. Я просто мечтал узнать о том, сколько там самовыдвиженцев. Потому что как раз я боялся обратного. А это очень хорошо. То есть, надо полагать, что профессор Дахин совершенно прав, говоря о том, что действительно есть такое движение, желание — прекрасно. А теперь мы посмотрим, потому что они должны же что-то представить, потому что положение требует, чтобы они предложили какой-то проект, который потенциально может быть измеримым, то есть, оцениваемым. Любопытно посмотреть, как депутаты плюс какие-то уважаемые люди отсеют или не засеют. В этом смысле мы получим, конечно же, совершенно непредставительную группу, абсолютно точно. Тем более что и общественность вся тоже не будет представлена. Кроме того, что мы вообще не знаем своего города. Здесь прозвучали цифры. На самом деле это несколько разных городов. В каждом таком районе есть несколько укладов жизненных. Как вообще учитывать эти интересы? Ясно, что никакой проект «Городская среда» их учитывать не будет. Кроме того, мы имеем прекрасный опыт — я не устаю об этом говорить, что на самом деле мы можем уже осознать, насколько удачный есть опыт по управлению многоквартирными домами, которые требуют участия как бы всех собственников жилья. Это при том, что каждый собственник жилья — не только собственник квартиры, но еще и обладатель доли собственности на общедомовое имущество и придомовую территорию. Понимают ли люди, какой вообще груз ответственности на них лежит? Абсолютно нет. То есть, у нас есть огромный опыт, свидетельствующий о том, что люди сознательно отталкивают от себя принятие решений. В этом смысле мы, конечно же, должны быть благодарны всем тем активистам, которые могут взять на себя ответственность. Но при этом понимаем, что никакие на самом деле общественные приоритеты выработаны таким образом представительной группой быть не могут в большой степени. В этом смысле возрастает роль власти: городской думы, главы города, администрации. И еще я прошу обратить внимание на то, что в положении об Общественной палате написано, что ее главная задача — это выявление проблем. Как будто представительная власть — городская дума — этих проблем не может выявить.

Хорошо. Все же ясно. Наш глава города, помнится, когда был очень сложный период уборки снега, сказал, что мы должны разработать «дорожную карту» по решению проблем уборки снега. Ну, ладно... Человек не очень понимает, что такое «дорожная карта», видимо... Да Бог с ним. А вот, скажем, «дорожная карта» по решению проблемы «Чистый город», безусловно, должна была быть. И без общественности она не может быть решена — вне всякого сомнения.

Проблема общественного транспорта — это настолько многофункциональная проблема, что она, конечно же, не просто касается того, какой плохой у нас автобусный парк. Всякая проблема городская — это не столько техническая проблема — биотехническая проблема — использую ваш термин, ха-ха-ха, сколько институциональная, имеющая человеческое измерение, потому что через нее решаются проблемы людей. Совершенно прав профессор Дахин, когда говорит: «Вот как-то это все надо же поднимать».

И последнее — в поддержку Леонида Янковича. Безусловно, деньги важны, бизнес очень важен. Но при этом в городе городская власть при общественной поддержке хоть какой-никакой, безусловно, может реализовать несколько проблем, которые не требуют денег. В частности, это проблема переименования улиц.

Андрей Вовк: Требует.

Александр Суханов: Требует, Виктор Иванович.

Виктор Лысов: Ну, я не знаю. Давайте я просто скажу, может быть, меня не поняли. Что-то еще такое. То есть, имеющее характер, который называют паровозо-свистковое решение. То есть, она не обязательно, чтобы что-то закопать, что-то посадить. Понимаете, какая проблема? Вот я сейчас поясню на пальцах. Что такое политика городская, муниципальная, государственная — это все лишь целенаправленная деятельность по решению социально-значимых проблем. Все. Ключевое слово здесь «проблема». Проблема — это противоречие между тем, что мы хотим и что мы можем. Поэтому можно не решать проблемы, приводя, что мы можем, а изменить то, что мы хотим. Скажите человеку, что мы замечательно живем. А отсюда возникает проблема повышения доверия к власти. Мы тут говорили о доверии бизнеса к власти. А почему не говорим о доверии горожан к власти? И опять я закольцовываю свое выступление — давайте вернем выборы мэра всенародные.

Павел Солодкий: Поддерживаю. «Партия роста» поддерживает.

Александр Суханов: Спасибо. Кто-то у нас сегодня не успел высказаться, я приношу извинения этим участникам. Просто мы приходим в противоречие с регламентом, и чтобы не выходить за его пределы... Елизавета Игоревна — глава города, пожалуйста. Много здесь было высказано, у вас есть собственная позиция. Хотелось бы услышать.

Елизавета Солонченко: Я думаю, что моя роль здесь в первую очередь не высказываться, не столько транслировать свое мнение, сколько услышать мнения, которые сказаны здесь, и попытаться их уже в конкретные дела перевести, а если что-то мы не так поняли, не то будем делать — поправите. Я так понимаю, у нас все-таки регулярные встречи.

Теперь в конкретику. Я думаю, что сейчас обсуждать по темам...

Владимир Лапырин: Бессмысленно, слишком много...

Елизавета Солонченко: Нет, практически все кратко обсудили, и я согласна со всеми. Про конкретные дела, которые уже сегодня названы, я просто скажу, что делается для того, чтобы понимание было, что уже в свою очередь надо трудиться, потому что практически с каждым из вас встречаемся и обсуждаем все. А потом уже Михаил Сергеевич укрупненно скажет направления.

Итак, что касается Общественной палаты — Виктор Иванович, спасибо, озвучили, это прямо-таки моя любимая тема. Первый момент: я с вами полностью согласна — да, мы не знаем города. Главное, чтобы мы знали, что мы не знаем — это очень важно. Потому что, конечно же, мы для чего ее и создаем — для того чтобы пришли люди как раз, которые знают и знают подробно. Поэтому — да, мы не стали глубоко уходить в положение об Общественной палате по аналогии с региональной именно для того, чтобы получилась иная Общественная палата. Наша задача, чтобы действительно были люди не выдвинуты представительными органами власти, администрацией, а была возможность самовыдвижения. Поэтому на данный момент да, мы делаем такой — я слово не люблю «эксперимент», но, тем не менее, впервые в Российской Федерации создается Общественная палата, в которую люди самовыдвижением могут выдвинуться. Да, у нас написано положение о конкурсной комиссии, но мы же понимаем прекрасно, что никакая конкурсная комиссия, хоть будь она семи пядей во лбу, принять решение о том, кто из общественников здесь наиболее актуален и достоин, не может. Поэтому мы не могли прописать процедуру голосования, а это единственное, что вообще возможно в данной ситуации для того, чтобы была объективная точка зрения. Но для того чтобы конкурсная комиссия приняла решение, будет организовано как интернет-голосование (об этом будет сообщено, как только будет закончен прием заявок), так и открытое голосование. Самое основное: 25 августа, в сам день проведения Форума гражданских инициатив, все пришедшие туда смогут ознакомиться с теми людьми, кто — на данный момент уже более 300 человек подали заявки, и сделать свой выбор. Поэтому, как вы сами понимаете, конкурсная комиссия далеко уходить от результатов того голосования, которое будет, конечно же, не будет. Поэтому это то самое народное голосование. Это то, что касается Общественной палаты.

Теперь то, что немножечко записала. Поддерживаю — тема на счет переименования улиц — непростая. Сама попыталась так легко-легко решить вопрос по площади Лядова, и когда меня буквально за две недели очень уважаемых два экспертных сообщества убеждали одни, что это должна быть Крестовоздвиженская, а другое... Какое там еще одно название было?

Владимир Лапырин: Монастырская.

Елизавета Солонченко: Да, Монастырская. А потом пришли третьи и сказали: «Да вы что?! Мы тут родились, когда это была площадь Лядова. И не вздумайте ничего делать!» - и принесли самое большое количество подписей. Я поняла, что прав был, наверное, в этой ситуации Борис Ефимович, который в этой ситуации просто делал — переименовывал.

Александр Суханов: Никого не спрашивая.

Елизавета Солонченко: Да. На тот момент, возможно, это было нормально. Сейчас мы говорим о том, что мы максимально делаем то, что хотят жители. И нам нужен инструмент, которым бы мы могли это мнение жителей опросить. Ну, не референдум: референдум — это все-таки дорогой такой инструмент. На площади Лядова, если бы там были жители, мы бы просто спросили их письменным запросом — и все, и приняли бы решение. Но площадь Лядова касается вообще всех. Поэтому нужен механизм, по аналогии с Москвой, «Активный гражданин» - это я к этому все про площадь Лядова.

Далее. Креативный потенциал — полностью согласна. Эту тему сейчас обсуждаем регулярно, и это будет одним из пунктов завтрашнего обсуждения экспертного совета, который у нас Александр Алексеевич уже озвучил.

Про придомовые магазины, что не должны торговать алкоголем — более чем согласна. Особенно в вечернее время. В пятницу совещание с министерством промышленности о том, как сделать так, чтобы они под видом баров не торговали алкоголем.

Про общественный транспорт — очень плотно занимаемся. Бесспорно, идея хорошая, реализация не лучшая. Сейчас в ручном режиме правим. Край — середина сентября, и вопрос будет урегулирован. Мало того, для того чтобы была больше информация о том, что, куда, как быстро приедет, сейчас будем менять остановочные павильоны на современные, где будет возможность интернета и будет возможность увидеть через сколько какой автобус должен подойти. Конечно, нужно выходить сейчас на другой уровень.

МФЦ для бизнеса — Андрей Васильевич, спасибо, полностью поддерживаю. На Рождественской, 40, по-моему, область сама открывает. Нам не дали возможность городу открыть. Мы тоже, естественно, считаем, что это нужно в каждом районе. Но сейчас так распределились полномочия, что это будет делать область — это уже определено федеральным законодательством. У нас с «Уралсибом» тоже проект: они предлагают сами организовать на площадке МФЦ для бизнеса. Но вот первый сейчас будет сделан в ближайшее время. Я думаю, что мы дальше уже...

Андрей Дахин: «Сбербанк» тоже мыслит в этом направлении.

Елизавета Солонченко: Да, «Сбербанк», «Уралсиб» - они все готовы это все делать.

Займы бизнесу обсуждаем. Во-первых, рабочая группа создана уже после встречи с предпринимателями. На следующей неделе у нас первое совещание — приглашаем. Один из вопросов — основной вопрос — это концепция поддержки бизнеса, предпринимательства, и вопрос займов, и определение наполнения МЧП. Все остальное там, конечно же, будет прописано. Это не вопрос каких-то там нескольких месяцев. Мы будем это все очень быстро делать для того, чтобы прямо по осени эту концепцию принять. Нам Павел Михайлович расслабиться не даст — я поняла. (Павлу Солодкому) С петицией мы уже работаем, которую вы оставили.

Насчет проектов заранее — коллеги, более чем согласна. Мы столкнулись сейчас с тем, что действительно федеральная программа — бах! - она бывает, что неожиданно какая-то принимается, а у нас проектов готовых дворовых территорий нет. Поэтому мы сейчас даже уже за депутатские личные деньги — я сейчас не говорю даже уже о бюджетных — делаем проекты, экспертизы проектов для школ, для, условно, еще каких-то небольших тем, которые нужно ремонтировать. Готовимся уже для того, чтобы в ситуации, когда возникают такие вот приятные проекты, мы максимально быстро могли в этом поучаствовать. То, что касается дворов — я тоже слышала, мы с Муруновым тоже советовались, эксперт обещал подключиться и к этой работе тоже. И, конечно же, заранее проекты будем делать. Ну, в общем, действуем.

Александр Суханов: Михаил Сергеевич.

Елизавета Солонченко: Укрупненно по направлениям.

Михаил Кузнецов: Хорошо. Я хотел бы всех поздравить с праздником, сегодня День ВДВ, он же день Ильи-пророка, он же Перунов день. День задал такой боевитый настрой сегодня.

Я внимательно слушал и могу сказать, что за последние 20 лет была разная городская власть, и никто никогда мне как бизнесмену и благотворителю не мешал работать и не помогал. Иногда серьезно осложняло жизнь федеральное законодательство в части налогов — ну, эти сюрпризы. Но, как большинство бизнесменов, я существовал самостоятельно. И когда нужно было реализовать хорошие благотворительные проекты, мы их делали. С удовольствием любая власть, любые главы города приезжали и вместе с нами перерезали красную ленточку. В этом смысле мы получали какое-то содействие. Но, когда человек что-то хочет сделать или группа, она добивается этого, доводит все-таки до осуществления. Тем не менее, на мой взгляд, то, что сейчас озвучивает Елизавета Игоревна — никогда городская власть не была такой открытой — ни в 90-ые, ни позже.

Чтобы было понятно, чем мы занимаемся, могу озвучить. Мы выстраиваем свою работу на четырех тезисах. Первое — это управление. Я не могу сказать, что это модернизация, реформа — просто управление с теми стандартами, которые заданы, и теми стандартами, которые, слава Богу, прописал нам ФЗ-172 о физическом управлении, где все четко указано. И, если перевести на русский язык, это SMART, это GPI, это стандарты, это измеримые показатели. И это то, чем мы сейчас уже занимаемся. Понятно, что чиновники у нас это не очень любят, потому что легче просто работать над неизмеримым. Мы, как те козлята из мультика, которые все хотим посчитать по измеримым показателям. Второе — это МЧП. Мы сегодня понимаем, что постоянные жалобы о том, что нет бюджета, мы, в том числе, можем решить тремя основными шагами. Первый — это введение МЧП. А никто, оказалось, толком не знает, как его делать, в стране. Опыт Питера, опыт Москвы — это совсем иное: там и законодательство другое. Там субъектное законодательство. Муниципально-частное партнерство. И то, что раньше считалось чуть ли ни коррупцией, сегодня мы готовы и разрабатываем большие программы, чтобы деньги заходили в город. Надо привлекать инвесторов, надо создать для них просто нормальные удобные условия. Они сами придут зарабатывать деньги. Третье — это открытось для общества. Это то, за что так любят Елизавету Игоревну и так же сильно критикуют, особенно за стенами Кремля — внутри стен Кремля. Повторяю, такой открытости не было никогда. И здесь вопрос баланса демократии и профессионализма. Для нас он понятен. Демократия когда должна быть? Когда мы накидываем карту идей, когда мы действительно включаем вот этот креативный ресурс. Но она должна закончиться, когда из 10 гениальных идей мы должны выбрать одну, понять, что кто-то обязательно запищит, но, наконец-то, хоть одну идею реализовать, и тогда она всем понравится, и все будут довольны. Могу сказать, что за последние полгода ездил в Эссен — зеленую столицу Европы, в Любляну — зеленую столицу и туристическую столицу тоже. И могу сказать, что там шикарнейше все сделано, и все жители недовольны, хотя нам до них очень далеко. Жители в принципе должны быть недовольны всегда, потому что нет пределов совершенству. Вот это третье. И четвертое — это, собственно, тоже то, чем мы впрямую занимаемся — это разработка видения и стратегии долгосрочной, среднесрочной и краткосрочной. Потому что впервые мы разрабатываем документ за рамками своих полномочий как депутатов и за рамками полномочий действующей администрации. То есть, мы берем не декларативно, а должно быть с измеримыми показателями. Александр Сергеевич прав: то, что было — это декларация. И мы понимаем, что мы хотим жить в этом городе и через 10, и через 20, и через 30 лет. Должно быть видение, как это должно развиваться. Завтрашнее открытое совещание — большинство из вас приглашено, приходите...

Елизавета Солонченко: И кто не приглашен — приходите, не бойтесь.

Александр Суханов: А во сколько завтра?

Михаил Кузнецов: Завтра в 16.00 в городской думе. Пожалуйста, приходите.

И это очень тесно взаимосвязано с третьим шагом — это и Общественная палата, и создание системы общественных советов при главе города. Там будут получать статус — у нас есть положения, разработанные еще в 15 году, о статусе советника города. Но надо понимать, что надо не только идеи предлагать, но нести некую ответственность за их реализацию. Идеями фонтанировать, конечно, могут многие, но хотелось бы тоже, чтобы их кто-то сопровождал. Когда мы хотим делать что-то хорошее, красивое, классное, благоустроенное, мы не должны забывать, что есть и действующие необходимые функции — чтобы садики отапливались зимой, чтобы улицы убирались. Так что приходите, приглашаем.

Александр Суханов: Спасибо. Уважаемые коллеги, желающие высказаться, регламент у нас подходит к концу. Но вопросы высказать можно еще, пожалуйста.

Сергей Васильев: Буквально два слова...

Александр Суханов: Сергей Валерьевич, извините, не удалось вам предоставить слово...

Сергей Васильев: … пока тут глава города. Несколько точек, которые могут позволить улучшить Нижний Новгород, креативность завоевать. Во-первых, восстановить все видовые площадки Нижнего Новгорода, особенно в верхней части. Это обязательно. Использование террас на набережной Федоровского... И вот сейчас начали делать фестиваль — продолжить эту идею фестивалей общественных организаций, общественных структур, некоммерческих организаций на этих террасах. Сделать там еженедельные концертные программы духовых оркестров, танцев — все это было. Великолепное место. Следующее — опять упоминали Казань. С болью услышал, узнал, что там проводили этап Чемпионата мира по авиаслалому Red Bull. Но наша площадка — наша Стрелка Оки и Волги — для этого самое лучшее место в мире. Город, вернитесь к этой теме, проведите дополнительные переговоры, верните этот чемпионат сюда. Все.

Елизавета Солонченко: Спасибо.

Евгений Семенов: Михаил Сергеевич, вы сказали, что среди четырех приоритетов занимаетесь разработкой стратегии. Институционально и основательно на чем строится эта работа? Это внутренняя работа, это кому-то поручено?

Елизавета Солонченко: Это было сказано, что мы только начинаем этим заниматься. Как сказал Александр Алексеевич, завтра у нас состоится первое заседание экспертного совета по стратегии. Стратегия на данный момент разработана, сделана уже — я про Нижний Новгород говорю, не про ту, о которой говорили — про Нижегородскую область. И она не принята думой.

Евгений Семенов: Это та стратегия, которая разрабатывалась в 14 году?

Елизавета Солонченко: Да. И к ней очень много вопросов.

Евгений Семенов: Но она беспомощна.

Елизавета Солонченко: Конечно. Это, как минимум, она... Ну, ладно, сейчас не будем... И мы говорим о том, что сейчас запускать создание новой — деньги муниципальные потрачены, хоть так и не подписаны, мы судимся, но на данном этапе, тем не менее, мы говорим, что, значит, сейчас нам нужно доработать, может быть, переработать, может быть, заново сверстать — не знаю, как это называть. Конечно, будем привлекать для этого и финансирование, но вряд ли уже получится муниципальное финансирование. Но работать, тем не менее, чтобы стратегия нормальная городская реальная была, мы начинаем с завтрашнего дня.

Евгений Семенов: Вы ее хотите перелатать? Новую заказывать не будете?

Елизавета Солонченко: Мы не имеем права сейчас пока. Понимаете?

Александр Суханов: Не имеют права пока.

Елизавета Солонченко: На данный момент она есть разработанная. Понимаете, в чем там была ошибка? Там тогда провели конкурс, кто выиграл — тот выиграл. И вот в результате имеем. Мы собираем завтра экспертный совет для того, чтобы люди обсудили и сказали: «Мы так и так пойдем». Обсуждаем не только мы. Потому что, наверное, мы не являемся экспертами в этом вопросе. Даже не наверное, а точно. Мы приглашаем тех людей, которые далеко не в одной стратегии участвовали в разработке, нижегородской в том числе, и могут сказать свое мнение. Мы вместе мнения услышим, примем решение. А потом область, кстати — услышал нас Валерий Павлинович, и в той областной стратегии, которая будет, глава Нижнему Новгороду посвящена будет. И мы с вами обязательно этот экспертный совет, который сформируется, в обязательном порядке наше мнение туда — что нужно, какое ТЗ — внесем.

Александр Суханов: Ага, понятно. Александр Владимирович, вам слово.

Александр Иванов: Я коротко постараюсь. Если посмотреть на наше сегодняшнее мероприятие как на музыкальное произведение, мне кажется, что кульминацией этого события было выступление Александра Сергеевича Царькова, который как раз и сказал, что выработать приоритеты мы сможем, только если мы выработаем стратегию. Потому что во всех остальных вопросах, в конкретике власть вряд ли нуждается в мнении непрофессионалов. Конкретикой должны профессионалы заниматься, а стратегия — это бизнес, власть и гражданское общество. Так вот давайте же, в конце концов, эту идею реализуем — идею проведения «Гражданской ассамблеи».

Владимир Лапырин: Будет завтрашнее совещание...

Александр Суханов: Вот уже было сказано...

Александр Иванов: Вот смотрите, да, завтрашнее совещание в этом русле — это далеко не все. Потому что форма работы «Гражданской ассамблеи» - это не собрались в администрации и послушали, что говорит власть. Это интеллектуальная процедура довольно длительная и тяжелая.

Роман Амбарцумян: Она у нас будет, Александр Владимирович, мы уже запланировали. Она будет у нас именно в том виде, о котором говорит Александр Сергеевич.

Александр Иванов: Ну, если запланировано... А кем это запланировано? Это вами запланировано, Александр Овидиевич? Просто это должно быть реализовано. Понимаете, действительно смысл всего нашего сегодняшнего мероприятия был, по сути дела, озвучен, выделен. Давайте доведем это дело до результата.

Владимир Лапырин: Так и есть.

Леонид Сухотерин: Можно я два слова?

Александр Суханов: Два слова.

Леонид Сухотерин: Я все-таки считаю, что это дело хорошее, но в данный момент бесполезное. Я возвращаюсь к своему выступлению — либо будет приоритет бизнесу, либо нет. Привожу простой короткий пример. Верхне-Волжская набережная, «Tiffani», бывшая «Гардиния». Самолет Нестерова, который считается охраняемым культурным объектом, на самом деле это поделка из металла. Он мешает на этой площадке развивать ресторанный бизнес и увеличивать поступления в городской бюджет. То есть, бизнес хочет там торговать, а ему не дают. Часть общественности — локально, как Прудник сказал, считает, что самолет надо там оставить, а широкой общественности это дело все равно.

Александр Суханов: Эта проблема известная...

Леонид Сухотерин: Нет, я просто привожу пример. То есть, вот. Стратегия тут не поможет.

Александр Суханов: К сожалению, регламент мы исчерпали. Мы даже отказались от нашего заключительного слова. Но отмечу, что это начало разговора, и не один раз нам еще придется вернуться к этим проблемам. Поэтому сотрудничество с администрацией, я думаю, нашего экспертного сообщества будет регулярным. Поэтому спасибо всем.

Мы хотим от имени всего клуба поздравить Елизавету Игоревну — она сегодня в новом качестве первый раз у нас — и пожелать успехов.


08.08.2017

Контекст

Аналитика

Октябрь 17-го в Нижнем Новгороде: уроки истории

Представляем вниманию читателей стенограмму заседания Нижегородского эксперт-клуба, прошедшего 1 ноября 2017 года

Белые пятна образа будущего России

Представляем вниманию читателей стенограмму заседания Нижегородского эксперт-клуба, прошедшего 4 октября 2017 года

Тенденции

«Справедливая Россия» близка к развалу?

Провальные выборы эсеров в Госдуму (6,39%) привели к тому, что региональные ячейки разбегаются в «сторону» «Единой России». Сейчас «самораспустилось» югорское отделение партии.

«Партийный состав следующей Думы почти не изменится»

Константин Костин о предстоящих выборах в Госдуму

Дискуссия

Бесплатные игровые автоматы обеспечили онлайн-казино приток посетителей

В любом случае, чтобы оценить автомат, в него нужно сыграть.

Что выбрать: бесплатные слоты или игра на деньги?

Чаще всего, выбирая игровые автоматы, геймеры предварительно знакомятся с их бесплатными вариантами.

Реклама

Большие сладкие пироги на дом прямо из печи

Документы

Послание президента РФ Владимира Путина Федеральному Собранию

Глава государства 4 декабря 2013 года выступил перед гражданами и членами Совфеда

Стенограмма прямой линии с президентом России В.Путиным

Ответы главы государства на вопросы граждан

Лукоморье

О патриотических временах

Как известно, жизнь трудна, но, к счастью, коротка. И потому живет надежда, что, мол, срок невелик – как-нибудь перекантуемся

О временах и нравах

Как известно, принакрыло медным тазом благодатные наши земли, пепельной пеленой затянуло синие бездонные небеса, наполнился смрадом и гарью северный священный ветер

 
Редакция:
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит-НН.ру обязательна. Все права защищены и охраняются законом. © Полит-НН.ру, 2005г.